Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
Поделиться
Исчезновение как метафора

Знаменитая оперная певица по имени, что важно, Любовь (Раппопорт) перед отъездом в Европу привозит сына (Шмаков) на свою малую родину в Юрьев-Польский «из ностальгических соображений». Городок ровно покрыт снегом и утыкан церквями, аборигены ходят в ватниках, а жены их все как одна красят волосы в рыжий цвет. Певица в экзальтации рекомендует сыну, неприятному юноше с комплексами, раствориться в российском воздухе, что тот вскорости и делает — не оставив никаких следов. Пока милиция в лице местного поклонника Глеба Жеглова (Сосновский) безуспешно ищет пропавшего, Любовь постепенно сливается с народом-богоносцем.

Исчезновение как метафора, страсти как жанр и падение как, в религиозном смысле, восхождение давно обжились в католическом кинематографе, и культурные, отлично ориентирующиеся в контексте люди — режиссер Серебренников и драматург Арабов — безусловно, видели, к примеру, австралийскую классику «Пикник у Висячей скалы», а вполне возможно, и бельгийский хоррор «Суд божий» (на который фильм похож куда больше) — «Юрьев день» при напускной посконности менее всего напоминает условно русское кино. И режиссер, и сценарист прекрасно понимают, как это делается в цивилизованном мире. Как сюжет размывается в намеках, возможностях и недомолвках. Как рыжий цвет взрывается на белом. Как оконные рамы многозначительно складываются в крест. Как, если потребуется, разжевать самый твердый кусок — и вот уже героиня обмывает, склонившись, обнаженное тело с ранами на ребрах. Почему же «Юрьев день» за исключением некоторых сцен с участием артиста Сосновского выглядит таким невыносимо, почти карикатурно фальшивым? Почему хорошая актриса Раппопорт первую половину фильма играет так безобразно? Почему провинциалы-алкоголики у Арабова вдруг начинают излагать притчами на хорошем литературном языке? Я, честное слово, не знаю почему, да и не очень хочу знать. «Юрьев день» — кино, замешанное на мистицизме, антирациональное — тут либо credo, либо нет, на том придется и разойтись. Серебренников верит, что в российской глубинке разлит святой дух, хотя глубинке это и невдомек, даже когда туда придет любовь, одетая в рубище. Я верю, что Серебренников равнодушно все это выдумал.

Зельвенский С. Культурная и насквозь лживая религиозная притча // Афиша. 2008. № 16. С. 80.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera