Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
Поделиться
Единой методики нет

Изменяется время и изменяется методика. В частности, то время, которое мы сейчас переживаем, стало периодом мощного, массированного вторжения американского кино. Поэтому такое явление, как кино Голливуда, нужно уметь анализировать и следует приучать учащихся к тому, что они будут работать в унифицированном мире и в унифицированных киноформах. В этой связи мы с Татьяной Алексеевной Дубровиной в своей мастерской подробно преподаем жанры и жанровое кино, поскольку жанровое кино является наиболее распространенным в мире и составляет основной вал кинопроизводства. Во-вторых, мы преподаем американскую форму сценария, начиная от записи и продолжая американской технологией изготовления фабулы, с подробным разбором поворота первой трети (первой четверти), средней части, кульминационной, финальный и так далее и тому подобное. Так что, я думаю, главное, что произошло на сценарном факультете за эти годы — обращение к жанровому кино и к технологии «изготовления» жанра. А что осталось неизменным? Остались стены ВГИКа, традиции, хотя, в общем, и они размываются. Но все равно ВГИК, безусловно, останется и в будущем, и будет стоять здание, и будут здесь преподавать люди, и будут учиться студенты, но проблема в том, что выбывает старый педагогический состав, на котором, собственно, институт и все его традиции и держались. Этих людей заменить практически некем. Скажем, кем можно заменить Бахмутского? Никем. Тут возникает еще много проблем, которые стоят не только перед институтом, но вообще перед страной: покуда в бюджетной системе высшего образования будет такое отношение к педагогам (в финансовом смысле), укомплектовать качественно подготовленными людьми гуманитарные кафедры будет очень трудно.
Когда я пришел в 1992 году преподавать в институт, то читал теоретические лекции, затрагивающие вопросы жанра, и показывал массу западных картин, в том числе и американских, тогда еще не столь доступных учащимся. В теоретических лекциях по мастерству культурологический момент был очень существенен. Но в последние годы я сократил показ западных картин, потому что с развитием рынка (особенно пиратского) DVD и видео дети, в основном, их уже видели. И культурологическая часть лекций все-таки уступила место разговору о всякого рода ремесленных трюках, которые должен знать сценарист. Это связано не в последнюю очередь с уровнем учащихся, потому что в ситуации развала средней школы, люди, поступающие в институт, часто лишены элементарных знаний. И оттого, что они не знают элементарных вещей, разного рода культурологические аспекты ими просто не усваиваются. В нынешнем потоке абитуриентов никто не мог назвать автора поэмы «Облако в штанах». В этой жизни вполне можно прожить без Маяковского, но, скажем, без каких-то вещей, связанных с мифологической, религиозной сферой заниматься искусством невозможно.
Кинематограф не наука, к счастью и к сожалению. В искусстве всегда есть момент непрогнозируемости кроме того, даже в поточном производстве всегда существует штучность. Вследствие этого личность мастера как была, так и останется основным компонентом во ВГИКе. Более того, ВГИК существует, пока существуют эти личности — если они уйдут, его не будет. Поэтому единой методики нет, хотя есть учебные программы, которые задают общие параметры этой методики, но всегда имеются различия, связанные с мастерами и с их личным опытом. Моя жизнь сложилась так, что я почти всю творческую карьеру занимался авторским кино, но вместе с тем меня постоянно горячо интересовало кино жанровое. И когда я пришел во ВГИК, я попытался совместить и то, и другое. Но есть люди, которые вообще авторское кино ни в грош не ставят. Для них главное сериалы. Они, естественно, будут свой курс подстраивать под это. Есть люди, которым вообще кино не очень интересно. Их интересует что-то другое, например, общие вопросы бытия. И это тоже полезно. Главное, чтобы мастер был личностью.
К сожалению, мы живем в период давления. И неизвестно, слабее ли давление денег давления цензуры. Давление цензуры (я сам это пережил) было очень сильным. Это было противное время, но и давление денег также крайне противно. Когда один из главных продюсеров одного из главных телеканалов говорит: «Голубчик вы мой, наша аудитория — это же не люди, а скоты. И вы должны понять, что мы работаем для скотов, и им нужно скотское зрелище», — то понятно, что за такой позицией стоят миллионные счета в банках. Так что, к величайшему сожалению, сегодня не обучение определяет кинопроцесс, а кинопроцесс, как он складывается в связи с диктатом денег, определяет обучение. Другое дело, что мы, как можем, этому противостоим. Удачно или нет, покажет будущее.

Арабов Ю. ВГИК: Размышления (II) // Киноведческие записки. 2004. № 68. С. 192-194.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera