Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
Поделиться
Конфликт эпохи гнешь?

Важные решения
Василий Федотович Ступов проснулся среди ночи от странного ощущения присутствия в квартире таинственной и могучей силы, которая спокойно может погубить его и всю семью. «Ну, положим меня-то без хрена не съешь, — подумал Федотыч, [перелез] через спящую жену. Как только пятки его коснулись пола, они почувствовали на себе чье-то теплое дыхание, а это означало, что теща, Мария Тимофеевна, прикорнула где-то рядом. С еще помутневшим ото сна разумом Федотыч перемахнул через спящее тело, однако не совсем удачно, так как тело жалобно пискнуло и пробормотало:
— Это ты, Петя, ночами шляешься?
— Я не Петя, я Вася — пробормотал Федотыч и подумал: «Вот сумасшедшая старуха! Столько лет имени запомнить не может».
Но уже в коридоре слесарь понял, что не зря доверился своему чувству и встал с постели. Через щель двери, которая вела в ванную, пробивался свет. Василий Федотович недоуменно почесал затылок, так как соседи отбыли в Ялту, и мыться в такой поздний час было решительно некому. Чтобы не томить душу, он отчаянно рванул дверь на себя и замер, пораженный видением. В ванной, в его, заметьте, собственной ванне, сидел посторонний гражданин и плескался, как дитя.
— Андрей Ильич? — воскликнул оглушенный Федотыч, — какими судьбами?
— Да вот, зашел помыться — сказал начальник, и в глазах его сверкнула сумасшедшая искорка. — Дай, думаю, к Ступову зайду, поплескаюсь в водичке. а то это приятное ощущение стало как-то забываться. Ведь по твоей милости второй месяц без воды сижу.
— А от чего же не помыться? — услужливо пробормотал Федотыч, намыливая голову шефу. — Только вот, какую вы такую праву имеете среди ночи к человеку вламываться и своими нечистотами ванну засорять? Это уже юридический факт получается.
— А почему же ты, юрист, в моем доме второй месяц котельную починить не можешь? — осведомился Андрей Ильич, пуская пузыри.
— Вы мне тут мыльные пузыри не пускайте, не в цирке, не на трибуне,— строго прервал его Василий Федотович и запихнул голову начальника в воду, — я в вашем ЖЭКе кто? Я и трубы чиню, я и лозунги малюю, котельная еще на мне... Может, я не заинтересован в продукте своего труда?
— Получаешь ты не мало, — пробулькал Андрей Ильич. — Спину посильнее потри, между лопатками...
— А что мне ваши деньги? — орал Федотыч.—Я на любом заводе больше получу. Все равно на одну зарплату кооператив не построишь, а ютиться в одной комнатушке с женой и тещей сил моих нету.
— Я тебе обещал квартиру через годика два, почему ты мне не веришь?
— Так вы решительно за?
— Конечно, за, — сказал Андрей Ильич голосом, не допускающим сомнений, что он против. — У нас нуждающихся полно... Всем площадь нужна, не ты один.
— Не буду я котельную чинить, — наотрез отказался Василий Федотович. — Не заинтересован я. Вы мне дайте интерес духовный: квартиру или еще чего... И так из-за ваших ржавых труб болотом пропах весь... Меня уже хлопцы водяным кличут. Хоть водолазный костюм надевай.
— На скафандры у нас кредитов не отпущено, — строго сказал Андрей Ильич, — значит, отказываешься? Не заинтересован? Конфликт эпохи гнешь?
— Да, конфликт, — отрезал Федотыч. — И лопатки я вам тереть не буду! — и вышел вон.

Все следующее утро Ступов ходил хмурый и сосредоточенный. А когда он пришел к себе домой на обед, то взору его представилась следующая картина: в прихожей слоняются какие-то бабушки и дедушки, из ванной раздается стрекот пишущей машинки и бас Андрея Ильича; жена носится безумная и непричесанная, а на кухне Мария Тимофеевна кормит из сковородки какого-то затравленного молодого человека.
— Что?! Кто?! — не своим голосом вскричал слесарь и схватился сердце.
А из ванной секретарша выбегает, подталкивает его в спину к шефу.
— Принял я решение, — говорит Андрей Ильич, завидя Федотыча, и улыбается: — На машинке уже отпечатали, зафиксировали. Поскольку мне уже за один раз не отмыться, так я у тебя в квартире буду посетителей принимать и мыться одновременно. А кто из моего дома придет грязный, так я ему свое место уступлю в водичке. Пусть поплещется, пока котельную починишь. Такое вот мое слово и решение.
— Ах, так?! — закричал Федотыч. — Ну я вам! — и выбежал вон из чертова дома.
А Андрей Ильич просидел весь день в приятной пене, толкуя по душам с посетителями и фиксируя свои решения на бумаге. Секретарша била по клавишам, за дверью волновались посетители, все было, как всегда. Но к концу рабочего дня в квартире у Ступова перестала течь вода. «Он перекрыл воду, — догадался Андрей Ильич, — подлый». Затем он поблагодарил секретаршу, оделся и вышел в коридор. Там было одиноко и тихо. Борьба с непокорным слесарем затягивалась. Чувствуя что-то неладное, Андрей Ильич пошел к себе домой. В его душе было неспокойно. «Наплевать!, — думал он. — Зины, наверное, нет еще дома. А придет, как обычно, замученная, но счастливая, что снова видит меня. Как хорошо мы с ней, все-таки, живем».
Он медленно и с одышкой поднялся на свой этаж, поцарапал ключом дверь, и она неохотно отворилась. Боже мой, что он там увидел! Его уютную трехкомнатную квартиру наполняли чужие люди. В кабинете на письменном столе сидела Мария Тимофеевна и чем-то чавкала; в столовой расположился хмельной Ступов, а жена его...
— Как это?! — только и сказал Андрей Ильич.
— Так это, — ответил Федотыч. — Согласно вашему решению, вашими же средствами. Мы и без горячей воды проживем, не князья. В баню будем ходить. А квартирка ваша нам очень даже подходит. Вот таким макаром, согласно вашему решению.
Андрей Ильич распахнул ворот рубашки и потерянно сел на чужие чемоданы.

(дело № 2985)

Подпись приемной комиссии: «Оценка—Четыре».

Личное дело №... [Арабов Ю. Вступительная работа по специальности] // Киноведческие записки. 2004. № 68. С. 104-106.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera