Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
Поделиться
Переломная роль на пути к драме
Николай Черкасов о роли царевича Алексея

 

Как раз в эти годы в литературе привлек к себе внимание роман Алексея Николаевича Толстого о Петре Первом. Обладая выдающимися художественными достоинствами, роман отражал исторический процесс превращения России в могучую мировую державу, воссоздавал широкое эпическое полотно. А.Н. Толстой по-новому, с прогрессивной точки зрения освещал личность Петра, его место и значение в исторических судьбах русского государства, в прошлом нашей Родины.

Образ Петра, каким он представлен в романе, в высшей степени заинтересовал меня, когда мне стало известно, что Толстой дал согласие на инсценировку романа в кино и почти одновременно написал на ту же тему драму «Петр Первый». Пьеса была принята в Театре имени Пушкина, а сценарий – на студии «Ленфильм».

Я мечтал о роли Петра, но назвать свою кандидатуру в театре не решился, опасаясь недоверия и отказа, и обратился со своим предложением к руководителям киностудии. Когда мое желание стало известно постановщику фильма режиссеру В.М. Петрову, он не без юмора воскликнул: «Ряшку для этого нужно иметь!»

Что же, случай не состоялся?..

Однако вскоре Владимир Михайлович сделал мне предложение играть в «Петре Первом» иную, можно сказать противоположную, роль – роль главного противника петровских преобразований, царевича Алексея. Выбор Петрова был неожидан и для окружающих и для меня самого, однако же я решился ответить согласием.

Не могу не вспомнить незначительный, но характерный эпизод. Вскоре после того как начались съемки фильма, ко мне на квартиру в мое отсутствие явился техник телефонной станции. Исправив аппарат, он спросил, какую роль я буду играть в ближайшее время. Ему ответили, что мне поручена роль царевича Алексея в «Петре Первом».

– Вот где посмеемся! — воскликнул техник, широко улыбаясь.

– Что вы, что вы! Да ведь это же трагическая роль!..

– Ничего!.. Мы Черкасова хорошо знаем — обязательно посмеемся!..

Этот эпизод запомнился мне. Я понял, что мне предстоит переубедить не только театральную и кинематографическую среду, но и зрителей, привыкших видеть меня в ролях совершенно иного плана.

Роль царевича Алексея явилась для меня в полном смысле переломной на пути к драме и даже к трагедии.

Глубокий художник, талантливый кинорежиссер В. М. Петров разгадал мои актерские устремления, поверил в меня как в трагического актера и помог мне найти себя в этой области.

Смело выдвинув меня на роль царевича Алексея, он дружелюбно, но вместе с тем крайне требовательно, даже не без придирчивости следил за моей пробой. Возбужденный, приподнятый столь решающим испытанием, я на первой же пробе, выражаясь актерским языком, «пошел в состояние» и, как надлежало по ситуации, на большом эмоциональном напряжении заплакал настоящими слезами. Ситуация, которую мне предложили представить, была трагическая, фотоснимок получился отличный – правдивый по переживанию, скульптурный по форме его выражения, и эта удачная проба имела основное значение в решении вопроса о моем назначении на роль цесаревича Алексея.

Владимир Михайлович Петров по методам работы близок к режиссерским традициям Московского Художественного театра, мастеров которого он обычно привлекал к участию в своих картинах. 

Как режиссер он отличался глубиной и широтой мышления, стремлением к большим масштабам, желанием решать крупные, значительные задачи Эти достоинства и помогли ему успешно справиться с таким ответственным начинанием, как две серии исторической эпопеи о Петре Первом В М. Петров уверенно повел творческий коллектив, и, хотя как режиссер он тогда еще многому учился в совместной работе с нами, тем не менее немало давал и каждому из нас, ее участников.

При изображении исторического деятеля надо не только воплотить человечески правдивый образ, но и одновременно показать эпоху, отразить разворот социальной борьбы классов. Мало сыграть царевича Алексея предателем, надо его представить так, чтобы зритель увидел те реакционные социальные силы, которые стояли за ним и двигали его. Прогрессивность Петра и реакционность Алексея обусловлены не столько их индивидуальными данными, сколько борьбой различных социальных группировок, представителями которых они являлись. Режиссер должен помочь актеру показать не только человека, его место и роль в истории, но и саму историю, вскрыть глубокие социальные причины происходящих событий.

В. М. Петров умел решать такие широко взятые темы. Он всегда приходил на съемку подготовленным, с четкими, продуманными предложениями и ясно излагал актерам задачу. Он приучал меня к выразительной игре в пределах крупного плана, помог отточить технику актерской игры перед киноаппаратом и научил в лаконичных фразах и действиях передавать большие мысли. Не ограничиваясь предварительными репетициями, Петров нередко беседовал со мной перед самой съемкой кадра, и я с большой благодарностью вспоминаю его советы и напутствия.

С большим увлечением отдался я решению выпавшей на мою долю задачи.

Создавая образ царевича Алексея, я стремился, чтобы он предстал перед зрителями не только в своем ничтожестве и бессилии, но и как человек, не лишенный характера, активных волевых черт. Раскрывая сложность характера Алексея, это сочетание звериной злобы и трусости, нерешительности и запальчивости, слабости и силы, я старался представить его не только как слепое орудие, но и как сознательную силу в руках реакционных деятелей петровского времени

Работая над образом, я воссоздал в своем представлении картину детства Алексея: низкие, темные, душные московские терема мамок и нянек первых учителей, попов и монахов, ворожей и знахарок, юродивых и «блаженных». Затем я мысленно возродил в памяти всю истопит его жизни: изменническое, предательское бегство в Италию, попытку искать защиты за границей, возвращение в Россию, заключение в каземате, застенок, бесславную смерть. Таким образом, те эпизоды, те события из жизни Алексея, которые показывались в фильме, не были для меня чем-то изолированными, обособленными, а являлись составной частью всей его биографии, тесно сочетавшейся в моем сознании со всей предыдущей жизнью царевича.

Черкасов Н. Записки советского актера //Николай Черкасов: литературное наследие. Черкасов и Эйзенштейн. Воспоминания о Черкасове. М., 1976. С. 65-66.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera