Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
Поделиться
Мастер-первооткрыватель
Анатолий Головня во ВГИКе

Талант — прожить такую долгую и плодотворную жизнь. Талант-сохранить молодую энергию ума, твердость характера, одержимость работой. Талант-быть в числе родоначальников советской школы кинооператорского искусства, первооткрывателей, создателей крупнейших кинопроизведений отечественной кинематографии.

На дистанции большого отрезка времени, равного жизни целого поколения, мой учитель Анатолии Дмитриевич Головня всегда вспоминается мне почти таким же, каким я его увидел в 1946 году. Правда, теперь неумолимые годы немножко сгорбили прямую, высокую фигуру, по по-прежнему внимателен и проницателен, с лукавинкой, взгляд — некогда приводивший нас, студентов, в трепет (перед тобой — живой классик!).

Но классик, идущий по вгиковскому коридору или через свои любимые Сокольники, выглядел совсем обычно, даже по-домашнему. И мы со временем привыкли к нему — в постоянном общении, в совместной повседневной работе. А мне очень жаль утраты удивления человеком, который столько сделал для киноискусства: в творческом коллективе режиссера Всеволода Пудовкина снял фильмы, вошедшие в число лучших картин всех времен и народов, и основал, создал советскую школу кинооператорского искусства, воспитавшую уже две тысячи первоклассных мастеров, работающих на всех студнях пашей страны и за се рубежами!

Анатолий Головня — создатель методики обучения студентов-кинооператоров, выверенной, отточенной временем и постоянно совершенствуемой. Вот уже более сорока лет он руководит кафедрой кинооператорского мастерства. Он автор известнейшей книги «Свет в искусстве кинооператора» и учебника «Мастерство кинооператора» — основных работ, обобщающих творческую деятельность кинооператора и переведенных на многие языки.

Почти каждый год из-под его пера выходит новый, уточненный вариант программы курса «Кинооператорское мастерство», придающей не только методическую цельность, но и перспективу обучению и воспитанию студентов. Не случайно выпускники нашего факультета обычно быстро и уверенно занимают свои ответственные места на кинопроизводстве.

Прекрасный педагог, руководитель, наставник и студенчества, и работающего на кафедре коллектива, общественный деятель — вот сегодняшний перечень обязанностей, успешно выполняемых восьмидесятилетним юбиляром!

Творческий вклад выдающегося мастера в сокровищницу отечественного киноискусства огромен.

Судьбу художника во многом решила встреча со Всеволодом Пудовкиным. Без этого удивительного содружества трудно представить жизнь и работу двух крупнейших кинематографистов советской эпохи.

Большая, настоящая человеческая и творческая дружба прошла через всю их жизнь. Нужно слышать, как убедительно Анатолий Дмитриевич говорит студентам о важности духовного единения режиссера и оператора, непременно ссылаясь на свой личный опыт!

Что нового можно сказать о творческих открытиях блистательного периода кинематографического искусства середины и конца 20-х. годов? Да, Головня и Пудовкин влюблены в возможности экрана воспроизводить красноречивые фактуры — от изображения человеческого лица до любой пронзительной детали, работающей на образ. Да, их содружество тяготело к графическому лаконизму художественной формы. Да, у них в фильмах рядом с «натурщиками» играли актеры школы великого Станиславского, а монтажный кадр был частичкой художественного целого и никогда не имел самодовлеющего значения.

Творческие замыслы Пудовкина удивительно органично воплощались кинооператором, считавшим свою деятельность максимально удачной, если он сумел слить свое видение с режиссерской концепцией! Позиция, достойная не только уважения, но и всемерного распространения!

Сегодня со стен фильмотек и фильмокабинетов, со страниц монографий, с рекламных плакатов на нас смотрят кадры Пудовкина — Головни: Мать с красным знаменем в крепко сжатых руках; открытое лицо и ярко, высело блистающие глаза Павла, отразившие убежденность страстного революционера; знаменитая фигура городового, деформированная ракурсом в смысловой гротеск; кадры стачки, первомайской демонстрации; лирические пейзажи весны и ледохода — кто не помнит сегодня всего этого?! А ведь тогда они были художественным открытием, новым словом экрана.

Сегодня в графической плакатной форме мы находим перекличку с творческими приемами мастеров классического кино 20-х годов и радуемся этому: опыт живет и развивается!

К сожалению, время не пощадило негативов фильмов. Во многих случаях их уже нет. Но вот на вгиковском экране происходит чудо: студенты смотрят «Конец Санкт-Петербурга» и говорят о блистательном изображении, сохранившем все переливы светотоналыюй пластики. И это-копия с негатива!

По ней можно судить о высочайшей культуре экранной пластики фильмов 20-х годов, снятых на кинопленках типа «ортохром», обработанных в лабораториях на рамах, в полукустарных условиях. Трудно поверить, что эпизоды «Война» или «Биржа» в «Конце Санкт-Петербурга» сняты не сегодня, — столь они совершенны и по технике исполнения, и по оригинальности монтажно-композиционного решения.

Знаменательно то, что целый ряд эпизодов фильма (война, революционные сражения в городе) давно вошли в кинолетопись. стали «хроникальными», столь достоверно и естественно они выглядят на экране. Умение художников передать фактуру времени сказалось тут в полной мере.

Больше других своих фильмов Пудовкин любил «Потомка Чингисхана». Анатолий Головня любит вспоминать подготовку к съемкам картины, выбор натуры. (В то время уже рождался звуковой кинематограф, а потому съемки большинства актерских эпизодов были осуществлены в стандарте, приближающемся к звуковому, — около 20 кадров в секунду. Это позволило позже сравнительно легко озвучить фильм, дать ему новую жизнь.) Перед режиссером и оператором встали тогда новые задачи, связанные с вниманием к актеру реалистической школы, чью исполнительскую манеру необходимо было включить в образный строй фильма, воплотившего страстный протест авторов против колониализма (не случайно в зарубежном прокате картина называлась «Буря над Азией»). Смягченное оптикой изображение лощеных английских военных противопоставлено четкому, фактурно проработанному изображению народа. Так решена одна из центральных сцен — расстрел Баира, перекликающаяся по экранной пластике с более ранними фильмами Пудовкина — Головни. Так же решен финал картины, изображающий бегство оккупантов и победу народа.

Так мастера вплотную подошли к звуковому кино, но их экран заговорил значительно позже — в конце 40-х годов, в фильмах «Минин и Пожарский» и «Суворов».

Приближение военной грозы требовало создания патриотических фильмов. Среди них почетное место по праву занял «Суворов», успех которого связан не только с высоким мастерством Пудовкина — Головни, но и с феноменальным исполнителем главной роли — артистом Николаем Черкасовым (Сергеевым), как будто родившимся специально для того, чтобы сыграть великого полководца.

Мастерство А. Головни — не только в съемках очень сложных массовых и батальных сцен, но и в создании экранного облика самого Суворова. Здесь работа оператора неотделима от работы актера. В этом фильме содружество с режиссером дополнилось и операторским содружеством: начиная с фильма «Минин и Пожарский», А. Головня снимает вместе с кинооператором Т. Лобовой.

Военно-патриотическая тема разрабатывается Вс. Пудовкиным, А. Головней и Т. Лобовой в фильме «Адмирал Нахимов», снятом сразу же по окончании Великой Отечественной войны. Трудная судьба фильма, особенно в процессе производства, потребовала от операторов колоссальной выдумки и недюжинного профессионализма. Основную сцену — сражение у стен Севастополя — пришлось снимать в овраге у подмосковной станции Алабино, а сцену морского боя, которой открывается картина, — на натурной площадке киностудии «Мосфильм». Однако эти сцены оказались лучшими по операторской работе.

Анатолий Головня всегда горячо откликался на кинематографические новшества, приходящие в творческую практику вместе с прогрессом техники. Новый опыт был нужен и педагогике, ВГИКу. Таким экспериментальным фильмом явился «Жуковский» — научно-художественный по жанру, как его определил режиссер. То был экранный рассказ о пионере русской авиации Н. Е. Жуковском. Фильм снимался в цвете. Вс. Пудовкин и А. Головня поставили сложный эксперимент — поиск экранного варианта цветового решения. На картине работала группа студентов ВГИК. Так осуществлялась связь практики и учебы, проходящая красной нитью через всю методику обучения и воспитания студента-кинооператора.

С начала 60-х годов Анатолий Дмитриевич Головня все свое время отдаст работе во ВГИКе. Это очень большая и очень трудная работа, как и любая педагогика. Но в творческом вузе она осложняется трудностью сочетания теории с практикой.

Ежегодно факультет выпускает около ста кинооператоров художественного, хроникально-документального и научно-популярного фильма. А это значит, что заведующий кафедрой должен изучить сто дипломных работ — короткометражных фильмов, познакомиться с их теоретическими обоснованиями, принять участие в заседаниях Государственной экзаменационной комиссии...

...Июль. Профессор, доктор искусствоведения, мастер-первооткрыватель в простой, удобной одежде, которую очень любит, идет из своего дома через Сокольники в свой любимый ВГИК. Идет, чтобы принять участие в приемной страде — во вступительных экзаменах на кинооператорский факультет. Он очень внимателен при приеме, ибо знает: от того, как пройдет очередной прием, кто будет учиться на кинооператорском факультете, во многом зависит будущее советского кино, нашей советской школы кинооператорского искусства.

И он редко ошибался при отборе абитуриентов, наш дорогой Анатолий Дмитриевич, живой классик советского кино.

Ильин Р. Один из первых // Искусство кино. 1980. № 2. С. 105-107.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera