Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
«...восстановить все фильмы Вертова»

— Пока я жива, мечтаю об одном — восстановить все фильмы Вертова, сохранившиеся в наших архивах. Особенно «Три песни о Ленине»...
Это говорит Елизавета Игнатьевна Свилова, вдова Дзиги Вертова, его самый преданный соратник. Сейчас она, начинавшая склейщицей в лаборатории у братьев Патэ, некогда славившаяся как великолепный мастер киномонтажа,— на пенсии. На двери ее квартиры — золотая дощечка с именем мужа. Он жив здесь — в книгах, фотографиях, рукописях.
— Елизавета Игнатьевна, вы долго работали с Вертовым?
<...> С восемнадцатого года... Успех и горечь, всё пополам... Конечно, всегда, всю жизнь.
На стене фотография. Сделана очень по-вертовски. Большой — крупным планом — глаз, в зрачке он сам, молодой, красивый.
— Вертов любил снимать такие шутки. А глаз мой...
Раз уж мы подошли к стенкам-стендам (сколько есть в квартире стен, все в фотографиях, кадрах из фильмов), оторваться трудно: хочется все поглядеть. Но Елизавета Игнатьевна улыбается снисходительно: чтобы мельком поглядеть, перелистать вертовский архив, потребуется не один день. Вот посмотрите: в кабинете на полках крупными блоками стоят большие картонные коробки. В них расположенные по годам, тщательно пронумерованные рукописи, фотографии. В клеенчатой толстой тетради — подробный каталог этих неоценимых для историка и киноведа сокровищ вертовского наследия. Огромный труд! Сейчас, когда о Вертове много пишут, когда Центральная студия документальных фильмов собирается создать фильм о коллеге, все, что сделала Елизавета Игнатьевна,— необходимое подспорье.
Мы открываем ящик с фотографиями. Вот ранний снимок — юноша в тужурке реального училища. Он начинал с очерков, поэтических эпиграмм, потом увлекся технической новинкой — граммофонными записями. Записывал голоса людей, шум водопада, скрежет пилы, монтировал фонограммы. И, конечно, не мог не прийти в кино.
Вот листок с заметками, написанными его рукой, острым, чуть нервным почерком: «Весна 18 года... „Жизнь врасплох“ — ради людей без маски, без грима, схватить их в момент неигры, прочесть киноаппаратом —их обнаженные мысли...»
Если представлять Вертова только по крикливым — в духе двадцатых годов — манифестам да по «сломанным» кадрам-экспериментам в его фильме «Человек с киноаппаратом», он покажется увлекающимся до озорства, до потери существа того, о чем думал поначалу. Но Вертов совсем не такой. В каждом съемочном плане, в каждой записочке с тезисами выступления на собрании — четкая, до графизма, система мышления. Вертов не записывал, он рисовал даже тезисы: в центре, кружком — основная мысль, от нее стрелками — факты, уточнения.
Это был человек колоссальной работоспособности. Представьте себе на минутку, сейчас на студиях хроники киножурнал делают несколько дней целым коллективом. Конечно, эта работа во всех смыслах стала сложнее и совершеннее. А Вертов выпускал свой «Кинокалендарь» ежедневно!..
И работал в основном один — с помощью своего брата Михаила Кауфмана и других операторов — А. Лемберга, И. Белякова, снимавших сюжеты, и Свиловой, помогавшей монтировать. События демонстрировались на экране уже в день съемки. Вертов называл свой «Кинокалендарь» — «хроника-молния».
В 1919 году, в день праздника Октября, чтобы показать картину одновременно в нескольких кинотеатрах и в разных городах, Вертов монтировал сразу пятьдесят экземпляров; «как шахматист (вспоминает Свилова) на сеансе одновременной игры, раздавал монтажницам куски пленки...»
Вертов выпустил около пятидесяти номеров «Кинокалендаря». Потом перешел на «Кинонеделю», а потом на ежемесячную «Киноправду».
Елизавета Игнатьевна не из тех людей, кто любит вспоминать о личном.
— Жизнь моя была интересная, счастливая. Но от меня рассказов о ней не ждите: не могу. <...>
Вместе с Елизаветой Игнатьевной мы с трудом убираем тяжелые коробки с бумагами.
— Далеко не стоит убирать, — говорит она. — Скоро понадобится. Для фильма. Предлагают его делать, буду счастлива, если смогу...
Большая, сложная и (в общем Елизавета Игнатьевна права) счастливая жизнь прожита. Эту жизнь не вместить ни в фильм-монографию, ни в книгу, ни тем более в очерк для журнала. 

Колесникова Н. В гостях у Свиловой // Советский экран. 1966. № 11.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera