Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
Поделиться
Излитый из бронзы с серебром мудрец

И снова произошел подъем, когда перед ним легла толстовская роль старого князя Болконского.

Если бывают создания, в которые актеры вносили всю философию своей жизни, прожитой под игом искусства, то старый князь Болконский стал таким созданием.

Все пережитое сложным актерским организмом, все пути прохождения по тайникам и лабиринтам души человека отразились в этой старой, сдержанно-сильной манере выражать, не исчерпывая до конца выражаемое, ибо душа человека бездонна. Все понимание ценности той высоко выделанной породы людей, какими были люди типа князя Болконского, все умение оценить их значение было здесь. Было здесь и последнее признание невозможности бороться с роком смерти, признание неизбежности несправедливого конца человека — венца творения, которое Кторов явственно вносил от собственного ощущения и познания жизни. Да, он играл больше, чем боль одиночества старого князя, как она ни глубока, — он играл трагедию, героем которой была жизнь, уступающая закону непреодолимому, и вкладывал огромное напряжение в безмолвное отрицание этого закона. В самом облике князя, в его медальном профиле, который можно поставить в один ряд с профилями бронзовых бюстов-портретов Рима и выдать за один из них, жило не познанное никем и от этого еще более сильное величие души и разума.

Ом сыграл в этом последнем шедевре и драму всей нашей жизни, скованной тем холодом, который князь Болконский — Кторов так явственно чувствует в своей нежилой обстановке. Он, молча, подспудно, отпевал жизнь, в которой не дано подлинно развернуться, не пришлось испытать всего, на что способен человек, кото-рому был дан талант. Многое вобрал в себя этот излитый из бронзы с серебром мудрец — и легкомыслие молодости, и скрытую доброту любви к людям, и дерзость сверхчеловека (вспомните дерзкий азарт его молодых ролей, вернее — ролей его молодости), и насмешку над глупостью — всего не перечислишь, что играл Кторов и что составило глубину этой замечательной фигуры.

Сергей Бондарчук дал актеру столь нужные для него средства: широкие планы, большие, длительные сцены пауз — то движение, которого актер был долго лишен. И фигура князя, причесанного и одетого по всей форме конца XVIII века, затянутого в камзол, как в рыцарский панцирь, до сих пор в нашей памяти совершает свой путь по аллеям старинного русского поместья, которое его создало и вместе с ним исчезло из бытия.

И счастье наше, что мы благодаря кинематографу еще можем видеть спину удаляющегося князя Болконского и верить не на слово, что в одной спине уходящего вдаль человека может отражаться, как солнце в капле воды, жизнь. Если это настоящий мастер. Этим словом ныне стали легко бросаться, но был истинно мастер и унес с собой все свои тайны, как и подобает мастеру, когда он видит, что им не дорожат. Ибо если говорить все начистоту, то этого актера не оценили при жизни и не сумели научиться его искусству. А именно сейчас оно особенно нужно оскудевшим подмосткам.

Велехова Н. Кторов, или Среди наобум размещенных светил // Театр. 1993. № 12. С. 109.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera