Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
Поделиться
Приглашение в Германию

Во время съемок натурного объекта — «народное гулянье», происходивших во Пскове («Парижский сапожник»), приехал с кинофабрики Адриан Иванович Пиотровский.
Он объединял в одном лице художественного руководителя и главного редактора.
Он приехал посмотреть, как идут съемки, поговорить с Эрмлером об отснятом материале и, кстати, привез с собой письма от Джоэ Мая, владельца известной немецкой фирмы «Майфильм», приглашающие на работу Эрмлера, Иогансона, Бужинскую и меня. Наша «Катька — Бумажный ранет» с большим успехом прошла в то время по экранам Германии, Бельгии и других стран, и письма Джоэ Мая были непосредственным откликом дельца-режиссера, почуявшего возможность хорошо поэксплуатировать этот успех. Фирма была известна у нас. На наших экранах шло немало ее картин, в том числе и такой нашумевший многосерийный боевик, как «Индийская гробница», с участием превосходных актеров — Конрада Фейдта и Бернгардта Гетцке.
«Катька» была едва ли не первым советским художественным фильмом о со временной советской действительности, который «прорвался» на западный экран, а приглашения, присланные нам, — тоже первыми приглашениями советским кинодеятелям из-за рубежа. Конечно, это было приятно нам всем, так как казалось мировым признанием.
В ожидании начала съемки мы топтались по утренней росе — присесть было некуда (только для режиссера и оператора привозили складные стулья), и, конечно, томились, тоже как всегда.
Вот тогда-то и подошел ко мне Адриан Иванович и, взяв меня под руку, повел по тропинке в сторону от группы, чтобы поговорить о письме Джоэ Мая.
— Как вы к этому отнеслись, Федор Михайлович?
— А что? Приятно, не скрою.
— Ну, а что думаете ответить? Примете предложение?
— Да, ведь интересно же.
— Ну, а если вам предложат сыграть в антисоветском фильме? Когда вы окажетесь в Берлине — будет уже поздно. Вас обяжет контракт. Вот сейчас «Берлинер Тагеблат» называет вас «Чаплином русских степей»... А что если этого Чаплина оденут в белогвардейскую форму и заставят прославлять контрреволюцию?
— Что вы, что вы!
— В таком случае, может быть, стоит оговорить это в вашем ответном письме?
Такой разговор Адриан Иванович вел, очевидно, и с Бужинской, и с Эрмлером, и с Иогансоном. Мы ответили г-ну Маю, что в принципе не против поработать у него, но хотим заранее знать, в каких картинах он предполагает занять нас, так как нам не безразлично содержание и направленность этих картин.
Ответа на наши письма не последовало.

Никитин Ф. Из воспоминаний киноактера // Из истории Ленфильма. Вып. 2. 1969.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera