Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
Поделиться
Я растаял, как брикетик мороженого на плите

В самом конце 1926 или в начале 1927 года Иогансон навестил меня. Он очень осторожно, издалека повел разговор о том, что напрасно, мол, я так настроен против эрмлеровской группы, что это моя мнительность, что там ко мне хорошо относятся и признают меня как талантливого актера. <...> 
Я был очень ошарашен. Мне казалось, что уж после наших ссор в «Катьке» никакая работа с Эрмлером и его коллективом невозможна.
—Это он сам тебе сказал?
—Да. Больше того, зная твой характер, он просил меня поговорить с тобой и прощупать почву.
Не скрою, мне было это приятно. <...> 
С первой же секунды Эрмлер создал такую атмосферу дружелюбия и приятельства, что я растаял, как брикетик мороженого на горячей плите. Мир был не только восстановлен, но даже перешел в свой синоним — дружбу.
Единственно, что меня смущало, это возраст моего героя, которому было не менее пятидесяти.
Я актер характерный и с первых же шагов на сцене переиграл стариков великое множество. Но на экране все видно, как через лупу. Как бы не получилось, что я приклеен к бороде, как старшеклассник Дед Мороз на елке малышей.
— Ты же сыграл старика картежника в игорном клубе в «Катьке», и, помимо того, что тебя никто не узнавал, ты был вообще вполне убедителен,— успокаивал меня Эрмлер.
Действительно. На съемках павильона «Игорный клуб» я упросил Эрмлера дать мне возможность сыграть хоть крошечный эпизод, чтобы попробовать себя в возрастном гриме. Но там были темные очки, за которыми я спрятал свои глаза. В те времена уже гремело имя Лона Чанея, удивительного мастера перевоплощения в кино, но на Западе, где всегда был (и остался до сих пор) актерский кинематограф, проблема перевоплощения была подогрета общим интересом к ней, даже со стороны режиссуры. У нас, наоборот, с самых первых дней советское кино, в лице своих передовых режиссеров и теоретиков, отвергало внешнее актерское перевоплощение начисто и выдвигало вместо него проблему типажа. Если и допускалось, в пределах внешней типажности, какое-то внутреннее перевоплощение, то оно было скорее необходимостью, вызванной пристрастием того или иного режиссера к тому или иному актеру, чаще к актрисе. Так или иначе, но на мое стремление найти в кино внешнее и внутреннее перевоплощение обычно смотрели, как на блажь.
Эрмлер видел, что мои сомнения во внешних, возрастных возможностях перевоплощения мешали мне поверить в своего героя, и необычайно чутко, талантливо помог мне справиться с ними. Все тот же великолепный Анджан сделал мне грим: вклеил под цвет волос длинный «контролерчик», приклеил изумительно сделанную бороду, которая к тому же была совершенно слита со щеками при помощи треса — совершенно ювелирная работа! Он подчеркнул мои собственные, едва намечавшиеся тогда морщинки. Как я жалел тогда, дурак, что их так мало и что у меня такое юное поросячье лицо. 

Никитин Ф. «Из воспоминаний киноактера» // Из истории Ленфильма. Вып. 2. 1969.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera