Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Поделиться
«Редкостная художественная полноценность»
О фильмах «Розовая кукла» и «Бабушка»

(...) И вот уже триллер про страшную Розовую Куклу, выдвигающийся из стиля бойкой детской штриховки и гуашевой мазни — «Розовая кукла» Валентина Олыпванга. И графическая, лиричная — в манере приветливых иллюстраций в детских книжках конца 60-х — история о внучке и бабушке в «Бабушке» Андрея Золотухина.

Кстати, именно об этих двух последних работах и можно говорить вместе, в них есть чуть заметное взаимодополняющее мерцание — наверно, потому, что обе сняты по сценариям Надежды Кожушаной. По мнению многих, эти два фильма — наиболее принципиальные для отечественного текущего анимационного сезона, и поэтому остановимся на них подробнее.

Обе картины сняты в конце прошлого года в Екатеринбурге, это дебюты художников, которые не один год работали с известными режиссерами студии. Любопытно, что драматургия Надежды Кожушаной странным образом нашла более свободное и более адекватное воплощение именно здесь, в анимационных работах (чем даже в 35-миллиметровых фильмах). Собственно, их редкостная художественная полноценность как раз в фантастическом слиянии сценарной основы и изобразительной техники. Оба сценария каждым своим шажком, взмахом, паузой идеально пропитывает технику исполнения и стилистику, удивляя органикой взаимодействия душевных перипетий с фактурой линий, замывкой тени, штриховой волной.

Когда смотришь эти истории, то сами собой возникают желания ощутить (или придумать) литературный «испод». В «Бабушке» можно заметить отголоски Маканина — в суховатой скрупулезности не проговариваемого. Местами абрисы героев взывают к теням советского детского рассказа. Но больше всего — раннего Битова с его тесненными скрупулезной явью туманными повествованиями о теплых страхах детства. (Все имена здесь подразумевают кавычки, поскольку они значат нечто обобщенное, «самоизменяющееся» по требованию смысла, в связи с которым привлекаются).

«Розовая кукла» — гуще по фактуре (это живопись по стеклу и целлулоиду, а «Бабушка» — карандаш на кальке). Жанр — «ужастик», в котором волшебным образом соединяется страшное в стиле грустного Андерсена — пессимистические видения температурящего ребенка, и в стиле Петрушевской — когда едко и весело скворчит коммуналыцина.

Да, особая прелесть «Бабушки» и «Розовой куклы» в том, что изображение можно ощущать как овеществляющуюся на наших глазах прозу — линии, рисованные острием сюжета, тают, навевая смыслы и образы, как это происходит с буквами, если перед нами страница с полноценным текстом.

М. Дроздова. Плавучая галерея. Экран и Сцена . 1997. 9 – 16 окт. 

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera