Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
Поделиться
«Художник — мультипликатор специфическая профессия»
Анатолий Петров о своей профессии

Анатолий Алексеевич, как вы «заболели» мультипликацией?

После школы хотел быть художником... Однажды попал на выставку студентов — дипломников ВГИКа, где увидел раскадровки и эскизы к мультфильмам. И как-то сразу решил: вот это то, что мне хотелось бы рисовать.
Вскоре я поступил на двухгодичные курсы художников — мультипликаторов. где преподавали мастера своего дела Р. Давыдов. Б. Дежкин, П. Саркисян. У них прошел хорошую школу и понял, что «болезнь» неизлечима...

Теперь уже вам самому приходится выступать в роли члена приемной комиссии и преподавателя этих курсов. Кстати, когда будет очередной прием и что вы можете посоветовать тем нашим читателям, которые мечтают работать на «Союзмультфильме»?

Обычно мы объявляем прием в зависимости от того, когда возникает на студии потребность в художниках — мультипликаторах. В последнее время многие наши маститые мультипликаторы, что называется, сменили амплуа, стали режиссерами, и, насколько мне известно, в скором времени намечается провести новый конкурсный набор.

Я для себя сделал один вывод, который, по всей видимости, приободрит заинтересованных читателей «Московского комсомольца»: сложившиеся художники, они у нас, как правило, трудно приживаются. Художник — мультипликатор чисто специфическая профессия. Поэтому так получается, что большего у нас добивается именно молодежь.

А что касается советов, то могу сказать: прежде всего нужно любить рисовать. Рисовать что угодно — животных, людей в разных позах. Причем главное — рисунок должен быть «живым», с экспрессией, мимикой, в некоторой степени карикатурным.

И еще желательно иметь актерские данные. Не обязательно быть актером в привычном понимании этого слова, а просто иметь своеобразный актерский потенциал — живость характера, наблюдательность, пытливость ума.

Как вы стали режиссером?

В 1966 году меня направили на режиссерскую специализацию в Югославию на студию «Загребфильм». Два месяца я слушал да приглядывался, а затем самостоятельно выполнил дипломную работу — маленький фильм.

Следующей моей работой был сюжет «Учитель пения» в альманахе «Калейдоскоп-68». Лев Константинович Атаманов, сделавший два других сюжета, был одновременно моим негласным художественным руководителем. Напомню содержание моего сюжета. К учителю пения является бегемот. Неожиданный визит... И все-таки занятия начинаются. Учитель прилагает массу усилий, но тщетны его старания. 

Вдруг недотепа-ученик, разучивая гаммы, нечаянно глотает своего учителя, и в следующий миг слышатся приглушённые гаммы. Так бегемот «запел».

Выбирая сценарий и соответственно сценариста, чем вы руководствуетесь?

Я хочу работать в жанре научно — фантастической мультипликации: Эта тема благодатная и нашим основным зрителям — ребятам — близка и понятна, ведь их интересует и волнует будущее: а что там будет?

Говоря о сценаристе, прежде всего надо отметить, что он должен быть единомышленником, хорошо чувствующим своеобразие мультипликационного искусства. Я не говорю о таланте и профессионализме, желательных в любой творческой профессии.

Какого зрителя вы предпочитаете?

Когда я делал первые шаги в режиссуре, то стремился к взрослому зрителю, но позднее переключился на детскую тематику и в первую очередь адресуюсь к школьникам. Уважаю своего зрителя, доверяю ему, стремлюсь говорить с ним о серьезных вещах и языком взрослых, так сказать, на равных.

В этом смысле я противопоставляю себя тем, кто делает. детские фильмы специально наивно. Но эти фильмы, по-моему, больше любят родители.

Дети же в любом возрасте стремятся вперед — природа закладывает в них инстинкт развития. Ему дают игрушку, а он тянется и к «игрушкам» взрослых. Ему говорят: на этот фильм дети не допускаются, а он стремится попасть именно на эту картину.
В какой-то мере это нашло своё отражение в моем последнем фильме «И мама меня простит».

О чем он?

Мне хотелось сделать фильм, в котором бы звучала наша современность. То, что так характерно для игрового кинематографа и не типично для мультфильмов.

Чтобы увлечь моего зрителя этой темой, мне нужен был герой, вызывающий сопереживание, неравнодушный, мечтающий, о большом, настоящем деле: он прорывается в мир взрослых, чтобы участвовать в великих свершениях современности.

Передо мной было немало проблем: нужно было столкнуть мир взрослых и мир ребенка, оставаясь при этом на точке зрения ребенка. Чтобы фильм был острым, захватывающим, чтобы ощущалась в его героях живая душа — необходим конфликт, но не надуманный, а взятый Из жизни. Какой конфликт? Ну, скажем, детям свойственна устремленность в мир взрослых, они торопятся вырасти, чтобы, наконец, взяться за серьезные дела.

В свою очередь, взрослые (с точки зрения детей) «захватили» самые интересные дела в свои руки: они совершают подвиги, путешествуют, водят автомобили, поезда, управляют; самолетами... «Дайте порулить!» — раздается вопль души ребенка. Но взрослые стараются навязать инфантилизм детям: «Тебе еще рано. Ты маленький, не справишься», — говорят они постоянно. И дети очень близко к сердцу принимают тарную несправедливость. Это точно подмечено у Марка Твена, помните: Том Сойер мечтал стать «грозой морей и кровавым мстителем», но тетя Полли вообще не принимает его всерьез. И вот, доведенный до отчаяния, он плача думал, что умрет и тетя Полли будет рыдать над ним, наконец-то она оценит его, но будет поздно.

Похожую интонацию я нашел в стихотворении поэтессы Эммы Мошковской «Обида»: «И буду я главный начальник, и буду я с бородой, и буду всегда печальный, и молчаливый такой».
Рассказывать содержание фильма не буду, надеюсь, читатели его скоро посмотрят.

Петров А. А. Интервью вел Иванов С.  Фильму нужен живой конфликт. Моск. Комсомолец. 1976, 10 ноябр

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera