Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Поделиться
Паровоз и ныне там
«Край» и «оскаровские» перспективы
«Край». Реж. Алексей Учитель. 2010

«Край» удивляет двумя особенностями, которые уже давно не отнесешь к числу национальных. Во-первых, постановочные сцены, где виден не только бюджет, но и темперамент: возведение парой главных героев разрушенного моста через бурлящую реку и гонки по тайге старых паровозов, преображенных в фантастические живые существа, допотопные и дикие, словно динозавры. Во-вторых, роль Владимира Машкова, сыгранная в забытых традициях героического советского эпоса. Тем не менее этот фильм не отнесешь к числу консервативных «патриотических блокбастеров» — и по идеологии, и по эстетике. Еще не успев появиться на экранах, он вызвал в Интернете довольно забавную полемику с обвинениями в антисоветчине и русофобии. Причем всю эту ересь анонимные психоаналитики вытащили из подсознания авторов фильма: ясно, что на словах будут отрицать свою вину, как партизаны на допросе.

Если бы не оскаровское выдвижение, не поддержка «Первого канала» и не вызывающе высокие затраты на производство, обеспеченные заказом РЖД (называют цифры от $10 млн и выше), «Край» можно было бы рассматривать в системе координат российского авторского кино. И даже более узко — в контексте того кино, что делает (делал до сих пор) Алексей Учитель. Потомственный документалист, он, начиная с «Мании Жизели», ушел в область художественных стилизаций, каждый раз меняя и усложняя задачу. В последних его опытах («Космос как предчувствие», «Пленный») видно, как борются суровая фактура и мания стиля, как режиссер ищет — и частично находит — опору в сценарии Александра Миндадзе и прозе Владимира Маканина, так или иначе имеющих отношение к реализму.

<...>

Время фильма — 1945-й, конец великой войны и начало жестокого мира, который унесет еще много жизней. Но можно сказать, что это once upon a time in Russia: миф не имеет ни исторического времени, ни точной географии. Важной, но не главной оказывается мысль о том, что простые люди — будь они победителями или побежденными — остаются прежде всего жертвами. Вероятно, изначальной для этого замысла была все же фольклорная байка о машинистах, одержимых манией скорости, а какой русский не любит быстрой езды. И хотя разрушенный мост, военный антураж и пресловутый бюджет напоминают об «Утомленных солнцем-2», гораздо больше подходит для сравнения «Поезд-беглец» Андрея Кончаловского (по сценарию Акиры Куросавы). А заодно и его «Сибириада»: русский, американский и дальневосточный компоненты сочетаются без проблем, добавляя в копилку боевика толику метафизики.

«Край». Реж. Алексей Учитель. 2010

«Край» продолжает осуществлять большую мечту советского и голливудского кинематографа, которым не раз в истории удавалось идти нога в ногу. Их пути разошлись, но это не значит, что навсегда. Алексей Учитель делает все возможное (и даже невозможное), чтобы реанимировать идею большого кино, подорванную за последнее время рядом неудачных попыток. Но есть вещи, которые преодолеть невозможно: это отсутствие непрерывной традиции. Режиссеры и продюсеры, работающие на крупных проектах, пользуются немалыми привилегиями, но ни за какие деньги сегодня невозможно получить качество грима, костюма, массовки и прочих постановочных атрибутов, которые автоматически обеспечены на среднем голливудском фильме. Нет больше и специалистов по сценариям эпического размаха.

Уровень нашей киноиндустрии виден в «Крае» именно потому, что здесь задействованы самые крайние меры. Владимир Машков — едва ли не единственный зрелый артист в российском кино, способный сыграть роль фанатичного харизматика и героя-любовника в одном лице, да и его едва не увел Голливуд. Юрий Клименко — один из редких операторов, умеющих своей деликатной камерой снимать пафос лубочных народных сцен. Вера Зелинская — уникальный мастер штучных декораций. И так далее. Поэтому «Край», какая бы судьба ни ждала его, имеет право представлять в оскаровском турнире не творчество режиссера Учителя, а российское кино в его более и менее удачных попытках существования в крупных формах.

Плахов А. Паровоз и ныне там // Коммерсантъ С-Петербург. № 176. 23.09.2010

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera