Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
Поделиться
«Все это какая-то большая глупость»
О судьбах страны

(Интервью для «Новой газеты». С Максимом Сухановым беседует Лариса Малюкова. 2019)

<...> Вы знаете, что есть идея выпустить в 2020 году в повторный прокат «Мишень» Александра Зельдовича по книжке Сорокина с вашим участием?

Нет, не слышал. Это было бы замечательно, у фильма был ограниченный прокат, мало кто его видел.

Тогда в десятые нам казалось, что это чистая антиутопия про далекий 2020-й. И вот он — 2020-й! А сама фантастическая история становится практически документальной: все учат китайский язык, поголовно занимаются омоложением, а сталинские методики опрокинуты в будущее. Почему этот бумеранг все время нас настигает: антиутопия становится реальностью, реальность — антиутопией?

Переходный период из одной формации в другую проходит медленно и мучительно. Для нас с вами, живущими короткий отрезок времени, ассоциация с медленностью одна, для Вселенной — другая. Переходный период и не может идти по-другому, тем более в такой гигантской стране. Конечно, травма была нанесена колоссальная сталинской эпохой. Масштаб этой травмы постоянно тянет нас в прошлое.

Максим Суханов

Молодых ребят сажают в тюрьму, от ощущения беспомощности и беспредела они режут себе вены... Можно же просто успокоить себя: ну да, все это закономерно для переходного периода, медленного движения телеги истории...

Когда мы находимся рядом со всем этим, в одном городе, щека к щеке, мы не можем не думать об абсурде, ужасе, вопиющей несправедливости. И все-таки у нас есть возможность говорить об этом, писать, заявлять. В 1935–1938 годах мы бы не сказали ни одного слова вслух.

Значит, у нас есть куда стремиться.

Если быть пессимистом, можно этот процесс описать в довольно черных красках, чего бы не хотелось. Человеку свойственно желание видеть свет в конце тоннеля.

Но вы же сами сказали об ответственности общества. И как представитель этого общества вы подписываете письма против войны в Украине, в защиту Бахминой, читаете на нашем сайте рассказ Сенцова.

Ну да, когда есть возможность выразить свою позицию, я это делаю. И может быть, кто-то тоже задумается, увидит, что есть и альтернативное мнение. Мнение, которое призвано не разрушить что-то, а помочь стране стать лучше, интереснее. Стать страной, в которой на равных могут сосуществовать разные точки зрения. Чем более открытой будет полемика с властью, тем продуктивнее окажется работа самой власти. Она будет вынуждена думать о том, что происходит здесь, внутри, и меньше будет озабочена Африкой или Сирией.

Конечно, я не политик, мы не знаем, какие подводные камни, течения и амбиции существуют в большой политике. Но замалчивание тем, которые касаются всех, вредно и опасно. Это вообще касается любых цивилизованных межличностных отношений: в семье, в дружбе. Можно затолкать проблему в темный угол, и она там будет гнить. Но можно проблему обнаружить, постараться пережить ее вместе или мирно разойтись.

Вопрос: почему вы отказались от звания народного артиста?

Я сначала отказался от заслуженного, а потом от народного. Мне кажется, все это какая-то большая глупость, причем идущая из военного времени воюющей страны, в которой была выстроена иерархия во всех сферах, с подчинением младших по званию — старшим по званию.

Рядовой, майор, генерал...

Конечно. Заслуженный РСФСР, народный РСФСР, народный СССР... С этим титулом человек приходит в театр, о нем почтительно говорят: «Он со званием». Он репетирует, подчас вместе с недавними выпускниками театрального училища. На сцене же все равны, но априори ты уже на пьедестале. Не нужно лезть с иерархией на территорию искусства. Мне кажется, просто люди заигрались. Если вы хотите отблагодарить артиста за его вклад, заплатите ему денег, отметьте конкретную театральную или киноработу. Или играйте в эту игру до конца: вы дали звание, а актер не справился с ролью. Ну тогда лишите его звания! А тут пожизненные привилегии: человек уже не только не народный, но уже и не артист вовсе, только мундир. Отказываясь от регалий, надеюсь, что когда-нибудь эту глупость отменят. Традиции — это не обязательно здорово. Плохие традиции надо отменять. Объясните, почему Ленин лежит в Мавзолее? В XXI веке!

Чтобы не раскачивать лодку.

Да не раскачается эта лодка, вот в чем дело. Обидно за этого человека, как к нему ни относись. Насилуют его и после смерти, напичкали формальдегидом, превратили в идола для обрядов и поклонений. И это в стране, в которой более 70 процентов населения исповедует православие. А церковь молчит...

Ну мы же и говорим с вами про привычный абсурд жизни.

Вот он и кипит всеми пузырями. Надо как-то по-человечески...

<...>

Малюкова Л. Да не раскачается эта лодка // Новая газета. № 143. 20.12.2019

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera