Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
Поделиться
«В России человек должен стать главным»
О патриотизме, феминизме и благотворительности

(беседа Чулпан Хаматовой с Антоном Даниловым для Buro 24/7) 

Чулпан, в спектакле «Иранская конференция» у вашей героини не было одного-единственного прообраза. Какой вы её представляли, когда читали сценарий?

Никакого конкретного образа не представляла, потому что хотела играть роль журналистки. Но играю поэта: так сложились обстоятельства. Ширин Ширази рассказывает, что безусловной свободы не существует. В мире, где есть любовь, а значит, и ответственность за другого человека, в мире, где есть отдача, а не присвоение, слово «свобода» больше не имеет смысла.

А почему вы хотели играть другую роль? Чем она ближе?

Журналистка двигает сюжет, она активнее. Понимаете, я очень приземлённый человек. Я помогаю детям, которые больны раком, и поэтому не люблю как бы философские размышления, что бог дал нам жизнь, бог нас заберет. Меня много раз спрашивали: «Зачем помогать детям? У них судьба такая. Значит, бог так решил». Журналистка говорит просто, понятно и по делу, и мне это нравится. «Всё очень просто: существуют права человека, и они нарушаются. Мы должны сделать так, чтобы этих нарушений не было. Чтобы людей не убивали или избивали только лишь потому, что они другие. Не такие, как принято в исламском мире». Вот её позиция.

<...>

Чулпан Хаматова. Фото: Сопо Папиашвили. Buro 24/7

Говорит ли ваше желание играть журналистку о вашем внимании к фемповестке? Вы считаете себя феминисткой?

А она не феминистка. Давайте сначала разберёмся, что такое феминизм. Отстаивание прав женщин?

Если точнее, то феминизм — это борьба за права женщин.

Тогда, конечно, я феминистка. Конечно, у женщин должны быть такие же права, как и у мужчин. Но я буду отстаивать и права гомосексуальных людей, права детей, права китов, права тигров. Мы все имеем права. Западное общество очень многое знает про права, а мы, восточное общество, много знаем об обязанностях. Как совместить две полярные сущности, которые есть в каждом человеке и в каждом обществе? Этот вопрос стоит перед сегодняшним миром.

<...>

А что из того, что вы читаете в интернете, вас обижает больше всего?

Сейчас меня уже ничего не обижает. Но когда мы только начали помогать детям, мы получали обвинения в одном, в другом, в третьем, в пятом, в десятом. Я и так человек, который делает много неправильного в жизни. У меня и так много отклонений от нормы, зачем мне приписывать ещё что-то? Вот как бы я поступила, если бы узнала, что кто-то помогает другим? Допустим, у меня есть ненормальный знакомый, который занимается бездомными животными. И я бы подумала: «Господи, ну хоть кто-то снял с меня эту ответственность! Я буду отправлять ему 10 рублей в месяц и буду счастлива, зная, что на моей совести не висит эта ответственность. Или вот есть фонд «Старость в радость»: я счастлива, что такие в хорошем смысле сумасшедшие люди помогают пожилым. Мне никогда и в голову не придёт спросить у них: «Почему вы занимаетесь этим?» Потому что помощь другим — это очень сложная работа. Никакой это не пиар, никаких бонусов она не приносит.

<...> 15 лет назад я была против того, чтобы то, что мы делали, называлось «благотворительным фондом». Всё это отдавало каким-то душком, ведь в середине 90-х на благотворительности очень лихо наживались. Сейчас, когда ты говоришь про «Подари жизнь», «Веру», «Старость в радость» и многие другие фонды, люди не задают вопросов. Они знают, что их не обманут. Но из-за того, что мы были первыми, у многих появилось ощущение, что фонд «Подари жизнь» большой, мощный и самостоятельный. Я часто слышала что-то такое: «Мы вашему фонду помогать не хотим, потому что у вас и так всё в порядке. Мы выберем маленькие фонды». И тогда я поняла, что мы создали какой-то перекос в сознании, потому что лечение онкологических заболеваний обходится дороже всех остальных. Нет ни одной другой болезни в мире, лечение которой требовало бы такого количества денег. Рак требует передовых технологий, лучших врачей, лучших лекарств. Нужно создать целую систему, в которой врачи из провинции могли бы лечить детей правильно, для того чтобы их не нужно было со всей страны везти в Москву. А сейчас привозят, и часто рак у этих детей уже в терминальной стадии, так что мы мало чем можем помочь.

<...>

Рудольф Нуреев, Иван Вырыпаев уехали из страны. Можете ли вы представить ситуацию, в которой покинете Россию?

Я думаю, каждый человек может представить себе такую ситуацию. Угроза жизни, угроза свободе. Каждый из нас может уехать, особенно после того, что случилось с Кириллом Серебренниковым.

Как вы считаете, когда закончится это дело и как?

Я ничего не считаю, я не хочу ничего думать. Сначала мне казалось, что силовики, которые пытаются добиться чего-то от творческой интеллигенции, сумасшедшие. Они не объясняют, чего они хотят от нас, от Кирилла. Они говорят, что он вор, но всем понятно, что это не так. А что они хотят сказать этим? Что он вор? Ну это смешно. Дальше что? Какой месседж они посылают нам? Чтобы мы испугались и уехали из страны? Чего они хотят от нас? Ну пусть шепнут: «Валите». Если они хотят, чтобы мы перестали высказываться, то пусть прямо скажут это. Пусть хоть что-то проартикулируют!

Дело против Серебренникова ещё не артикуляция?

Нет.

Почему?

А за что его сажать? Разве Кирилл был каким-то супероппозиционером? Или они хотят сказать: «Не ставьте талантливые спектакли, ставьте говно»? Ну пусть скажут тогда: «Выезжайте на сцену на танках, машите флагами, и будет вам счастье».

А они так не говорят?

Нет, они хотят талантливый театр, талантливых артистов. Но талантливые артисты не играют в бездарных постановках бездарных режиссёров. Талантливый артист может быть только в талантливом месте. Наше поколение им уже не запугать, мы всё равно будем нести «ересь».

Ересь?

Я, например, ненавижу Великую Отечественную войну, я не могу ей гордиться. Для меня это боль, кровь и страдание не только русского народа, но и немецкого, солдат и мирного населения других стран. Я в принципе ненавижу войны и ни одну из них никогда не поддержу. А если она всё-таки случится, то мне будет жалко все стороны конфликта.

То, что вы говорите, сильно противоречит нынешней риторике власти.

В «Современнике» Кирилл ставил спектакль «Голая пионерка». Сегодня его и представить невозможно, потому что он абсолютно пацифистский, внятно артикулированный спектакль про то, что жалко всех.

И всё-таки, чем закончится эта история, как вы считаете? Как можно реабилитировать Кирилла перед обычными людьми, которые смотрят телевизор?

Я не знаю. Кирилл должен быть на свободе. Время всё расставит на свои места, в этом я даже не сомневаюсь. Нет смысла реабилитировать Кирилла перед людьми, которые не знают его или его творчество. Нет смысла, пока они не начнут смотреть другое телевидение, слушать другое радио, жить другими категориями.

Что должно измениться, чтобы у нас появилось другое телевидение, другое радио, другая повестка?

В России человек должен стать главным. Не страна, не территория...

Не патриотизм...

Не патриотизм, хотя я очень люблю это слово. Я дважды жила вне Родины и просто подыхала. Я настоящий патриот. Я люблю свою Родину и хочу, чтобы всем было хорошо, чтобы в ней не умирали дети, чтобы невинные люди не сидели в тюрьмах. Пройдёт много времени, прежде чем наши люди поймут, что они ответственны за свою жизнь сами. Рабское сознание, которое нам так долго насаждала советская власть, — это такой посттравматический синдром, который нужно вылечить и забыть.

<...>

Данилов А. «Кирилл должен быть на свободе» // Buro 24/7. 24.04.19

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera