Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
Убежден в себе
О «лирическом герое» Евстигнеева

... крайне интересную для познания современного человека индивидуальность создает Е. Евстигнеев.

Дело не только во внешних приметах его игры, например в особой вибрации голоса: «ровным» тоном этот актер редко говорит на сцене, хотя, надо сказать, интонация Евстигнеева, настороженная, таящая переменчивость, психологически очень многозначительна. Она предупреждает, что перед нами человек чуткий, может быть, неожиданный, во всяком случае сложный. Ведь интонации эти то звучат задушевностью, то слышится в них странная, отчужденная от собеседника замкнутость, то появляются скрипучие, неприятные ноты, а в превосходно сыгранной артистом роли Сатина финальные реплики звучат по-новому, грустно, иронично, словно человек ото всех ушел в себя, а там, в себе, ему места тоже нету...

Но в конечном счете дело не во внешних приметах игры, несмотря на то, что манера держаться у Евстигнеева тоже очень характерна: в динамическом рисунке его игры много «полудвижений», микродвижений, однако заметных для зрителя. В жестах его благодаря этому чувствуется некая колебательность, неопределенность; в результате самое простое движение, столь отчетливо прорисованное четкими, но мелкими штрихами, обращает на себя внимание, обещая что-то большее. Все это вместе взятое привлекает необычностью, но тем удивительнее после этого главное: основа самых разнообразных евстигнеевских ролей по сути своей полярна внешнему впечатлению.

«Лирический герой» этого актера, вроде бы сомневающийся, в лучшем случае осторожно уверенный, на самом деле каждый раз абсолютно убежден в себе, в своей жизненной и узко житейской правоте. Разлад с собой, спор с собой ему на самом деле решительно несвойственны. Бывает недовольство ситуацией — но это другое дело. Его манера держаться, стиль общения с людьми — это (более или менее осторожное, более или менее сознательное тут уж все зависит от роли) прощупывание путей для само-утверждения.

Почему начальник пионерского лагеря в кинофильме «Добро пожаловать!» ест компот прямо из поварешки так спокойно, по-деловому? А почему бы ему как угодно не есть компота, если он — начальник лагеря? «Лирический герой» Евстигнеева всегда убежден, что прав, и убеждение это настолько абсолютно и неколебимо, что, разительно контрастируя с нервной, вроде бы «рефлектирующей» манерой поведения, оно создает удивительный эффект.

Кстати, именно поэтому образы интеллигентов, внутренне сильных, но попадающих в неожиданные и озадачивающие обстоятельства, оказываются в границах евстигнеевского «лирического героя».

Айхенвальд Ю., Индлина Ю. Школа «Современника» и кино // Актер в кино. М.: Искусство. 1976. С. 198-210.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera