Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
Поделиться
Чичиков обрел биографию
Роль в «Мертвых душах»

Погожим летним деньком к областному центру Бугорску подкатило стильное черное авто, на каких чаще ездят холостяки. За рулем блестящей «трешки»-троечки с московскими номерами сидел, понятное дело, Селифан, любитель зарядить что-нибудь поэтическое, а в магнитоле надрывался Чайковский. В салоне же экипажа отдыхал Павел Иванович Чичиков (Евгений Цыганов), человек исключительно обходительный и, кроме того, инспектор Министерства культуры с поручением по розыску в русской провинции покойников, которые в силу своей значимости для отчизны были бы достойны мест на лучших столичных кладбищах — от Донского и Троекуровского до Ваганьковского и Новодевичьего — везде, везде московские реновации предоставили возможности для свежих захоронений. Свято место не должно быть пусто — и вот Чичиков в Бугорске, здесь же и вечно живые Манилов, Собакевич, Коробочка, Ноздрев, Мижуев, а также все прочие, хорошо знакомые по поэме Николая Васильевича Гоголя «Мертвые души», к первому тому которой Григорий Константинопольский приписал, не особо стесняясь, второй (так в рекламе) — взамен когда-то сгоревшего. И ничего, что его второй том — почти как гоголевский первый, не сиквел, а все больше кавер-версия, ремейк в обстоятельствах современной русской жизни. Судя по опыту «Грозы» (2019), ремейки Константинопольского уже давно стоит выделить в отдельный род отечественного кинематографа.

<...>

Новый Чичиков в интерпретации Константинопольского и Цыганова, увы, подрастерял таинственность (все-таки для Гоголя в дьявольском мерцании главного героя был большой смысл), но зато обрел понятную для современников биографию — оказался упрямым спутником перемен, пережитых страной: имел в начале 1990-х ларек и прогорел, скупал ваучеры за водку и лишился всего, обналичивал валюту и был обут, сделал состояние в 2014-м на «санкционке», но чуть не сел из-за партнера. Герой Цыганова понятен, в остальном же буйная фантазия Константинопольского отвечает духу гоголевского гротеска. А с него, как известно, и начинается история отечественного реализма. И то, что Константинопольский так лихо вписывает в текст своих «Мертвых душ» современников — от Авдотьи Смирновой и Захара Прилепина до Максима Галкина и Никаса Сафронова, кого на правах упоминания, а кого и в виде камео,— в этом контексте не должно удивлять. Пространство поэмы расширяется, превращаясь в реальность русской жизни. Или, может быть, русской смерти, помня о которой — все там будут — Чичиков пытается продать провинциальным чиновникам почетные места на столичных кладбищах, хоть даже у самой Кремлевской стены.

Степанов В. Общество бессмертных героев // Коммерсантъ Weekend. № 43. 18.12.2020

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera