Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
«Человек-амфибия»
Начинающий кино-композитор

— Однажды один композитор горько жаловался. Он говорил, что чувствовал себя машиной, сочиняющей музыку: в режиссерском задании все было расписано по минутам, и каждая музыкальная минута должна была нести определенную нагрузку. Эти строгие рамки несчастного композитора настолько угнетали, что музыку он так и не написал...

— Наверное, эта печальная история изложена в несколько утрированных тонах. Но некоторые из моих коллег действительно настолько нетерпимы к жестким временным рамкам, к строгим режиссерским заданиям, что не в состоянии работать в кино. Экран сковывает их композиторскую фантазию, им необходима творческая свобода и самостоятельность, большое временное пространство, чтобы выразить себя. Среди них очень много по-настоящему больших композиторов, но кинематографическое творчество им противопоказано.

— А как вы относитесь к режиссерским заданиям?

— С большим уважением! Я режиссерский диктат принимаю как данное. Режиссер — главная фигура в кинематографическом производстве. И, главное, я убедился в том, что режиссерские задания по большей части бывают обоснованы. Как правило, они точны, часто — очень интересны. И даже порой парадоксальность, непрофессиональность их музыкальных заданий заставляет нас, композиторов, искать необычное музыкальное решение. Режиссер видит будущую картину задолго до того, как что-то появилось на экране. Видит целиком и, наверное, даже слышит.

— То есть композитору остается только записать то, что слышит режиссер. Казалось бы, просто! Но нужно еще каким-то образом понять, что он слышит. Какие слова режиссеры говорят композитору?

— Обычно говорит так: «В этом эпизоде мне нужна простая и хорошая мелодия...» или: «Здесь нужна грустная, чуть ироничная музыка...»

— И все?

— Да... Нередко этим дело и ограничивается...

— Как бы то ни было, режиссерские указания облегчают композитору работу. Помню, мне, начинающему кино-композитору, пришлось, обходясь почти без режиссерского руководства (случилось так, что в процессе съемки один режиссер сменил другого), писать музыку к фильму «Человек-амфибия». Материал предоставлялся благодарный: и фантастическая подводная экзотика, и любовь, и погони, и драки. Тут можно было насочинять и песни и танцы. Ни о какой главной музыкальной теме я тогда не задумывался. В моем распоряжении были три оркестра — симфонический, эстрадный и ансамбль электроинструментов, — и я роскошествовал, как я теперь понимаю, без нужды. Как ни странно, больше всего хлопот доставила мне «Песня о портовом Кабачке», ставшая потом шлягером. Я чувствовал, что тут требуется именно разбитная шлягерная мелодия, основанная на повторении, например, одного и того же не очень осмысленного слова, что-нибудь вроде «самба-мамба». Поэт Фогельсон придумал: «Нам бы, нам бы — там бы, там бы». На этом и был построен ритм.

А. Петров, Н. Колесникова. «Диалог о киномузыке».

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera