Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
Поделиться
Сонористика Ксенакиса и Солярис Тарковского
Первые электронные опыты композитора

Первые электронные опыты композитора, проводившиеся под руководством Мурзяна на синтезаторе АНС, не стали только лишь временным увлечением новой технологией создания звука, открывающей неизведанный и недоступный ранее звуковой мир, но вылились в серьезную привязанность к электронной музыка, с I960 года ставшей основной сферой приложения его творческих сил.

Годы, проведенные в экспериментальной студии электронной музыки, заложили фундамент всей дальнейшей творческо-исследовательской деятельности Артемьева в сфере тембра звука. С возможностью углубления в микромир звука — работы на обертоновом уровне, овладения процессами синтеза (на основе спектрального состава тембра) и применения разнообразных способов обработки звука, полностью изменяющих «облик» тембра, открылась новая сфера тембровой выразительности многие годы притягивающая Артемьева и ставшая центром его творческих стремлений.

Наиболее значительными опусами, созданными в ранний «студийный» период творчества, стали композиция «Мозаика» (1967), а также «Двенадцать взглядов на мир звука» (1969) — крупное сочинение, которое автор определяет как «вариации на один тембр».
«Мои работы 60-х годов имели чисто академический характер, они перекликались с камерно-электронными сочинениями Я. Ксенакиса, Э. Вареза и других.», — скажет впоследствии композитор о своих произведениях этого периода.

Электронными опытами Артемьева заинтересовался кинематограф, и именно в нем они нашли свое яркое применение. Кинематограф прочно вошел в жизнь композитора, став для него «прекрасной лабораторией для разнообразных творческих экспериментов», эволюционирующих от создания чисто внешних электронных эффектов, спроецированных на «ирреальный» видеоряд, до синтеза в электроакустической палитре фильма различных стилистических музыкальных явлений.

Середина 1970-х годов знаменует начало нового этапа в творчестве композитора — его музыка обретает иные черты. Перспективы для творчества Артемьев видит в ассимиляции достижений профессиональной академической школы и рок-культуры на базе современной электронной техники. Сочинения этого творческого этапа — кантата «Ода доброму вестнику» и вокально-инструментальная сюита «Тепло Земли», поэма на тексты литовских поэтов «Белый голубь», «Лето», «Видение» и киномузыка (фильмы «Лунная радуга», «Охота на лис», «Родня» и другие) в той или иной степени отражают творческую и эстетическую позицию композитора.

<...>

В музыке к фильму «Солярис» режиссера А. Тарковского отражены эстетические позиции московской экспериментальной студии электронной музыки, ориентированные на богатство и разнообразие тембрового материала, включенного в процесс синтеза. Здесь композитор активно использует разнообразные магнитофонные техники преобразования «звуковых объектов» — разнородных тембровых элементов (электронных, акустачнских звучаний, натуральных щумов).

Звуковая эстетика «Соляриса», сформированная его зрительным рядом, неразрывно связана с позицией режиссера по отношению к киномузыке, при которой в эвукозрительном синтезе музыка — некий подсознательный фон, звуковой контрапункт экракному действию. Это не могло не сказаться на способах изложения музыкального материала, его специфических свойствах. В электроакустической палитре фильма на первый план выступает характеристичность художественных феноменов пространства, времени и движения; для этой картины, по словам композитора, Тарковский искал не столько автора музыки, сколько «организатора звукового аудиопространства фильма».

Из множества разнотембровых звукошумовых элементов (как традиционных, так и нетрадиционных) композитор выстраивает, используя многообразные музыкально-выразительные возможности электронных средств преобразования звука, пылящийся тембровый массив — синкретический метатембр. Выступая здесь в качестве композиционного объекта, явившегося результатом кропотливой предварительной композиторской работы, целостный звукошумовой комплекс обладает специфическими, характерными только для электронной музыки пространственно-временными свойствами, а также художественной целостностью и выполняет определенную образно-выразительную функцию в звуковом аудиопространстве фильма.

В анализе музыкально-шумового материала «Соляриса» рассматриваются конкретные проявления художественно-выразительных возможностей метатембров, акцентируется внимание на особенностях композиционного «выстраивания» звукошумовых образований и способах их фиксации в партитурах, созданных композитором для электроакустических фрагментов фильма.

Вокально-инструментальная сюита «Тепло Земли» — яркий образец соединения звуковой эстетики рок-музыки — основного полюса притяжения композиторских симпатий второй половины 1970-х — начала 1980-х годов, специфических особенностей её музыкального языка, с традиционными формами организации звукового материала.

СУСЛОВА Лилия Васильевна. : ОПЫТ ИССЛЕДОВАНИЯ ЭЛЕКТРОННОЙ МУЗЫКИ

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera