Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Поделиться
Кино-мультипликация в театральных постановках
О работе над спектаклем «Негритенок и Обезьяна»

Вопрос об использовании кино в театральных постановках давно занимает театр. Лично я считаю, что соединение кино с театром — художественно недопустимо: у них слишком разная природа. Кино очень красноречиво, когда показывает жизнь как она есть, театр же все преломляет свозь призму той или иной художественной формы. Однако возможности сценической коробки ограничены. Быстрая перемена действия возможна тоже лишь в известных пределах, а, например, в детском театре ребенок хочет видеть приключения иногда и необычайные. Поэтому мы обратили свои взоры на рисовальную, мультипликационную фильму.

Первый и, еще очень робкий опыт в этом направлении был сделай осенью 1926 г. при постановке пьесы «Мистер Бьюбль и червяк». По замыслу автора пьесы, на действия должна была предшествовать как бы вводная пьеса: крысы грызут консервные банки, но появляется кот, распугивает крыс, подходит к прогрызанным банкам и вдруг начинает нюхать—«консервы протухли». Автор представлял себе разрешение этой сцены пантомимически.

Я считала невозможным поручить исполнение роли крыс столь громоздким существам, как взрослые актеры. Для соблюдения художественной формы мы дали мультипликацию и в конце пьесы.

Опыт показал, что пытаться давать бытовые фигуры мультипликацией, отнюдь не следует. Мы пытались показать беспризорных, и хотя для изображения действующих лиц художник-мультипликатор воспользовался эскизами художника спектакля и знал исполнителей, но цельности впечатления не получилось. Костюмы оказались недостаточно характерными для перенесения их на рисованное кино.

Мысль, как лучше связать мультипликацию с театральным действием, занимала меня последующее время, и я пришла к убеждению, что пантомима, танец и мультипликация,— то что может быть органически объединено. Однако лишать детей совсем слова я считала неправильным. Надписи для детей младшего возраста и в кинофильме я отрицаю. Считаю, что живое сопроводительное слово дает детям гораздо больше.

В этой постановке решила ввести артиста — пояснителя, одновременно и действующее лицо пьесы и повествователя. Самый сценарий «Негритенка и Обезьяны» строился на учете природы мультипликационной и пантомимической. Что интересного можно показать мультипликацией, какие действующие лица могут быть едиными для театра и кино? Все это учитывалось при замысле сценария. Именно это толкнуло взять животное обезьяну, как главное действующее лицо, и негритенка, а не русского мальчика, Африку и т.д. Конечно, опираясь на эти элементы, сценарий учитывал и возраст, и интересы и мысли, которые следует дать ребенку младшего возраста с точки зрения социального воспитания. Но это ясно само по себе.

К совместной работе по постановке были привлечены мультипликаторы Н. и О. Хадатаевы и В. и 3. Брумберг. Первоначально предполагалось им поручить и все декоративное оформление спектакля для того, чтобы художественное единство между театральным и кино-действием было полным. Но для того, чтобы оформлять сцену, да еще пантомимы, нужен художник-декоратор-архитектор. Мультипликатор же по преимуществу художник-график... Поэтому в качестве художника декоратора был привлечен Г. П. Гольц. Все вопросы сценаристам (Н. Сац и С ...занов), художникам и композитору (Л. А. Половинкин) приходилось решать совместно. Как сконструировать сценическую площадку, чтобы переход от театрального действия к кино был органичен, — вот что было первым основным вопросом. Вторым не менее важным,— яркая характерность в костюмах действующих лиц. Ведь каждого из них на мультипликации зритель должен был узнавать сейчас же. Утрированные большие шляпы различных форм, покрой костюма, преувеличенная характерность каждого (толстый, длинный), очки, сачок, бинокль и другие принадлежности, связывающие с действующими лицами на протяжении всего действия — вот, что помогло. Кроме того, много значило и чисто постановочное разрешение. Действующим лицам были присвоены индивидуальные, характерные движения, совершенно одинаковые и в театральном действии, и в мультипликации. Кроме того, очень важными оказались моменты, связующие театральное действие и мультипликацию.

Первая картина (театральное действие) заканчивается тем, что негритята побежали на охоту, взяв с собой шумовые инструменты для вспугивания зверей. Вторая картина (из-за занавеса) на заднем экране проектируется лес, негритята-артисты осторожно садятся по бокам экрана. Звери спокойно гуляют. По сигналу артисты начинают бить в свои инструменты и кричат. Перепуганные звери на экране бегут из лесу, следом за ними с криком бегут силуэты негритят-артистов. Третья картина (без всякого перерыва) — силуэт главного негритенка артиста переходит на мультипликацию, и действие продолжается уже только в мультипликации. Эти картины в смысле связи вышли очень удачно.

Опыт постановки «Негритенок и Обезьяна» показал, что лучше всего использовать для экрана холст, используемый и для декорации. В некоторых местах «Негритенка и Обезьяны» мы пользовались и специально спускаемым экраном (передним). При каких угодно технических усовершенствованиях момент специального приспособления несколько расхолаживает.

Очень важным моментом постановки «Негритенок и Обезьяна» считаю специально написанную музыку. Если для пантомимо-специальных танцевальных мест мы шли от музыки, то для мультипликации музыка писалась по ее изготовлении. Специально писалась, а не подбиралась. Момент, который считаю нужно акцентировать, ибо это еще почти не практикуется в кино для взрослых. Я считаю, что только при специальном написании музыки возможно настоящее единство двух этих искусств. Нечего говорить о том, что лейтмотивы для театрального и кино-действия были одинаковыми, что не мало способствовало единству впечатления.

Наталия Cац. Источник неизвестен. 

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera