Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
Поделиться
Творческий союз Шнитке и Карасика
Композитор «перечеркивает» фальшивые лозунги

На рубеже 1960-1970-х годов возник, оказавшийся весьма плодотворным, творческий союз А. Шнитке и режиссера Ю. Карасика. Их совместные работы — «Шестое июля» и «Чайка» — заметно выделяются среди кинопроизведений того времени и, во многом благодаря музыке Шнитке, открывают новые подходы к раскрытию как революционной темы, так и к остро звучащей проблемы художник и время. В фильме «Шестое июля» события недавнего прошлого рассмотрены с точки зрения произошедших в стране перемен, словно бы с позиции будущего времени. Поэтому здесь важен подтекст, связанный с глубоко нравственными проблемами истории. Соответственно, особую функцию выполняет музыка, «корректирующая» смысл происходящего.

Одна из главных лейттем в творчестве режиссера — личность в истории — получила своеобразное воплощение в фильме «Шестое июля». Вместо пафосного, декларативного, чисто внешнего описания событий, здесь показан внутренний мир человека, который стал вождем революции. Камера словно бы фиксирует те эмоциональные переживания, которые испытывает незаурядный человек в момент драматических событий в жизни страны, связанных с левоэсеровским мятежом. Мы видим Ленина в домашних обстоятельствах, наедине с самим собой.

Специфика картины «Шестое июля» определила и ее музыкальный ряд: он основан на развитии контрастных тем-комплексов, характеризующих само время «раскола». Наиболее значима тема революционного переворота, она звучит как «крик»: в унисон четырех труб вторгаются широкие скачки, сочетаемые с квартовыми интонациями (триоли четвертями). В результате возникает тревожно-напряженная маршевая тема, которая открывает фильм, вводит в его атмосферу и напоминает о себе на всем протяжении картины.

Ядро темы, первые три такта, становится основным лейтмотивом, который появляется в наиболее важные моменты действия, в эпизодах-комментариях во время показа текста в титрах, звучит во время принятия решения послать одного из сторонников революции К. Данишевского за помощью в латышскую дивизию. Драматургически важный, кульминационный момент действия — вход в город латышской дивизии — подчеркнут звучанием развернутой музыкальной темы революционного переворота.

В «Увертюре» формируется и другой комплекс музыкальновыразительных средств, связанный с авторским отношением к происходящим историческим событиям — лейтмотив времени. Он «комментирует» кадры кинохроники, воссоздающие эпизоды Гражданской войны: в оркестре звучит жесткий, диссонирующий хорал (сопряжение аккордов на расстоянии малой секунды), перерастающий в хроматические кластеры. В фильме кластерные комплексы связаны с драматическими событиями и появляются вместе с титрами на экране («Эсеры захватили телеграф», «Эсеры захватили электростанцию»).

Укажем на интонационное родство, казалось бы, противоположных тем — маршевой и хоральной, в основе которых лежит начальная малосекундовая интонация темы революционного переворота. Так осуществляется внутреннее родство музыкальных образов, обусловленное общностью идеи раскрытия революции как трагического явления в истории России. При этом введение хорала словно бы раздвигает рамки конкретного времени, обращает к духовному осмыслению происходящего.

Фильм постепенно «насыщается» музыкой, которая выходит едва ли не на первый план в кульминационной зоне, расположенной в точке золотого сечения («Латышская дивизия»). Напряженность ситуации достигает своего апогея, политический конфликт двух сторон (эсеров и большевиков) приводит к военным действиям. Особым визуально-музыкальным решением выделяются выступления И. Арманд, А. Луначарского, М. Фрунзе, А. Бубнова, В. Карпова: звучат (заглушают?) пронзительные гудки, перерастающие в диссонантные созвучия.

Тем самым композитор усиливает тревожную атмосферу происходящего, и, словно бы «перечеркивает» фальшивые лозунги. Музыкально значим тот момент, когда Данишевский прорывается сквозь охрану отряда эсеров, в партитуре возникает эпизод, основанный на развитии интонаций темы революционного переворота, характер которой усилен благодаря обилию диссонирующих аккордов, наталкивающихся на паузы, и настойчивому остинато в партии фортепиано.

Мирошкина А. «КИНОМУЗЫКА АЛЬФРЕДА ШНИТКЕ: ОПЫТ ИССЛЕДОВАНИЯ» 17.00.02 - Музыкальное искусство.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera