Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
Поделиться
«Советская киноактриса — это совсем не то, что они думают»
Творческий путь Анны Стэн

«Это настоящая звезда. У нее есть все. И внешность, и стиль, и сексапильность, и класс. У нее естественная красота, интеллигентность, интуиция прирожденной актрисы, серьезное знание жизни». Так говорил об Анне Стэн Сэмюэл Голдвин — знаменитый продюсер, открывший для американского кино Грету Гарбо и Марлен Дитрих. Стэн должна была стать третьей в этом ряду. В конце 1920-х и начале 1930-х гг. имя ее не сходило со страниц американской прессы. А корреспонденты «Советского экрана» в 1928 г. писали: «Как объяснить им, что советская киноактриса — это совсем не то, что они думают, как объяснить им, что Анна Стэн живет в небольшой двухоконной комнатушке, где за ширмой по одну сторону крохотный диванчик, изображающий кабинет, а по другую сторону спальня». Стэн была звездой «Межрабпом-фильма». Но в «джентльменский набор межрабпомовских звезд» она никак не вписывалась. По-польски утонченная Анель Судакевич, буржуазно эксцентричная Галина Кравченко, эталон «style russe» Вера Малиновская — все они отвечали требованиям нэповской моды, ориентированной, прежде всего, на Запад. Стэн — курносая, с огромными глазами — представляла какой-то совершенно иной тип; тип современной девушки, не обязательно советской, но безусловно современной, а потому — живой и осязаемой. Она была очень талантлива, и в ней было то редкое сочетание раскованности и внутреннего достоинства, которого так не хватало звездам 1920-х гг. Первым почувствовал это режиссер, столь же выбивающийся общей когорты, — Борис Барнет.

Сценарий «Девушки с коробкой» писался специально в расчете на Стэн. До этого она снялась лишь в крохотном эпизоде фильма Абрама Роома «Предатель» (кстати, играла там проститутку в приморском «веселом доме», ничего общего с барнетовской Наташей Коростелевой). Но интуиция Барнета не подвела. Благодаря Стэн ему удалось передать на экране атмосферу влюбленности — не роковой страсти, не «великой любви во имя...», а именно влюбленности. Фильм получился необычайно живым и трогательным — таким, каким и должна быть лирическая комедия (жанр, практически неведомый советскому кинематографу той поры).

Конечно, после «Девушки с коробкой» Стэн не мог не заметить другой «аутсайдер» советского кино – родоначальник жанра «лирической кинопоэмы» Евгений Червяков. Сложнейшая роль в психологической мелодраме Мой сын, сыгранная почти целиком на крупных планах, показала истинный масштаб дарования молодой кинозвезды.

К тому времени Стэн была уже настоящей кинозвездой. Она играла в душещипательной мелодраме Федора Оцепа «Земля в плену», в политическом памфлете из буржуазной жизни «Торговцы славой» Леонида Оболенского. Наконец, специально для нее была написана роль гувернантки в картине Якова Протазанова «Белый орел». В персонаже этом не было совершенно никакой необходимости, зато появились громкие афиши с весьма показательным порядком упоминания имен: «„Белый орел“, с участием Анны Стэн, народных артистов В. Качалова и Вс. Мейерхольда».

В 1928 г. Стэн уехала сниматься в Германию — «Межрабпом-фильм» тогда начал активно сотрудничать с немецкими фирмами. Одновременно с ней там оказались режиссер Оцеп (ее муж), актеры Иван Коваль-Самборский, Малиновская, Вера Барановская (все они остались за границей – кроме Коваль-Самборского, который вернулся в 1933 г. и почти двадцать лет, как писали советские справочники, «работал в театрах Киргизии»). Надо полагать, что в Европе их условия слегка отличались от «скромных двухоконных комнатушек».

К сожалению, сорвалась совместная советско-немецкая экранизация знаменитого романа Константина Федина «Города и годы», и режиссер Червяков вынужден был целиком снимать картину в России. Шел 1929 г., Стэн решила не рисковать и осталась в Германии. Через год она снялась в другой экранизации: сыграла Грушеньку в картине Оцепа «Убийца Дмитрий Карамазов». Оказалось, что и голосом актриса владеет виртуозно. Эта первая значительная работа в звуковом кино стала настоящим триумфом Стэн. «Лиризм и субтильность переплетаются в ней со славянской стихийностью и зловещим фатализмом» — писал один из восторженных рецензентов. Незамедлительно была сделана и французская версия картины. Стэн стала звездой международного масштаба. Открывалась перспективная карьера в Европе, посыпались предложения. Вот тут-то и появился Голдвин.

В 1933 г. Стэн перебралась в Голливуд, где Голдвин выпустил три картины с ее участием. С ней работали такие режиссеры, как Рубен Мамулян и Кинг Видор. Ее партнерами были Гэри Купер и Фредерик Марч. И играла она хорошо. И критики не скупились на комплименты. Но почему-то пасьянс все не выходил: кассы пустовали, а это для Голдвина было решающим аргументом — контракт пришлось расторгнуть. В чем тут было дело? В легком акценте, от которого так и не удалось избавиться, в особой «советской» актерской школе... Возможно, все дело в том самом типе современной девушки, который воплощала в советском кино Стэн. И Гарбо, и Дитрих, и другие чужестранки в американском кино начала 1930-х гг. были «женщинами ниоткуда»: их отличали демоничность и аристократизм. Спрос был на заморскую экзотику. А современных девушек в Америке хватало своих собственных. В кино даже амплуа специальное существовало: «the girl next door» — соседская девчонка.

Через два-три года и в советском кино началась эпоха «своих в доску». Появился спрос на «парней из нашего города» и «фабричных девчонок». Но этого Стэн уже не застала. Она изредка снималась вплоть до начала 1960-х гг. Иногда выступала на Бродвее. Занималась живописью, устраивала выставки. Постепенно отошла от кино. Старшее поколение американцев, в общем-то, помнит ее до сих пор. Правда, вспоминают ее лишь как одно из «безумств Голдвина».

Правы оказались корреспонденты «Советского экрана»: «Советская киноактриса — это совсем не то, что они думают».

Багров П. Умерла Анна Стэн // Новейшая история отечественного кино. 1986–2000. Кино и контекст. СПб., 2004. Т. 6. С. 257-258.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera