Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
Поделиться
Грустный список потерь
Рецензия «Литературной газеты»

Сценарий читался года три назад. Неужто восприятие так быстро меняется? Ведь на экране, кажется, то же самое, что написано Верой Пановой в ее киноповести «Мальчик и девочка».

... Море, земля, пляж, небо. Мальчик, которого папа с мамой после девятилетки «перед мужской жизнью» послали отдохнуть в санаторий. Девочка — официантка из столовой — с пушистыми персиковыми щеками, нежным ртом и легкой походкой. Лунные ночи. Первая юношеская любовь. Мальчик уезжает в свою «мужскую жизнь». Девочка остается ждать писем. Писем нет. А девочке, которую никто не готовил к «женской жизни» приходится становиться женщиной — родить ребенка, найти в себе силы не отдать его чужим людям и жить...

Но, узнавая на слух прочитанные когда-то реплики и ситуации, с нарастающим недоумением следишь за происходящим на экране.

Чтобы разобраться в фильме «Мальчик и девочка» в том, как произошло тягостное исчезновение мысли и духа В. Пановой, придется вернуться к сценарию («Искусство кино». № 7. 1962).

«Можно сказать: мы в Крыму. Но правильней сказать: мы на земном шаре», — пишет Панова во вступлении к фильму.

Можно было бы назвать героев по именам и даже фамилиям. Но Панова называет их «девочкой» и «мальчиком». Потому что так правильней, потому что писательница рассказывает не просто историю, а маленькую грустную и радостную притчу о жизни. О том, что мальчики и девочки обязательно когда-то становятся взрослыми. О том, что не только в Крыму, но и на земном шаре девочки взрослеют раньше мальчиков. О том, что когда к мальчику приходит любовь, он редко связывает это с нравственной ответственностью.

Притча грустная. Рассказана она умудрённым опытом человеком и художником. Но она же и радостная, потому что в итоге всей этой грустной коллизии — светлое появление новой жизни.

Однако история о том, как «в Крыму и на земном шаре» мальчики и девочки становятся взрослыми — только часть сценария. Рядом с этим идёт второй слой повествования, в котором Панова, пользуясь своей наблюдательностью, умением выбирать из быта точные слова и детали, выражает свое, писательское отношение к действию.

Часто, став уже давно взрослыми, люди забывают, как и когда это с ними случилось. Папа и мама называют мальчика «малыш». Не только называют, но и думают о нем, как о малыше. А малышу — 18 лет, а малыш едет в армию, а малыш-то уже мужчина, отец! Если бы папа и мама захотели это увидеть, то подготовка к «мужской жизни» не ограничилась бы путевкой в санаторий. Появилась бы более важная забота — избавить сына от щенячьего непонимания жизни. И хотя часто мальчики бывают такими вот щенками, и хотя так было, так есть... не обязательно ли должно быть всегда? — спрашивает Панова своих героев и нас, зрителей.

А на пляже курортники, герои сценария, отвечают на этот риторический вопрос: прежде «в двадцать лет считался зрелым, а теперь человеку под сорок, а он все для окружающих Костя или Шурик... Лермонтову было двадцать семь, когда он погиб... А теперь поэту под сорок, а он все ещё начинающий...»

Отдыхающие находят оправдание этой странной ситуации — раньше «средняя продолжительность жизни была в два раза меньше». А за их спинами незримо стоит Панова и иронически улыбается. Она-то знает, что это прекраснодушное оправдание ничего не оправдывает. Не считаясь с увеличением средней продолжительности жизни, девочки и мальчики хотят любить к 20, а не к сорока годам. А что мы делаем для того, чтобы к 20 годам они становились взрослыми нравственно?...

Много мыслей вызывает написанное Пановой. Фильм — значительно меньше. Прочтите сценарий, посмотрите фильм и убедитесь, что писательница никогда не писала эту «отснятую» киноисторию. Историю о том, как он ее соблазнил, а она по неопытности ему поверила, а он ее подло обманул, а она осталась с ребеночком... И стыд, и срам, и никуда не денешься. В другой раз не надо верить первому встречному... А поверила — тоже не отчаивайся. Ребёночка воспитаешь — коллектив поможет. Сама ещё молодая, а опыт жизненный уже накопила — не пропадешь...

Я не преувеличиваю. Именно так можно представить себе в спрессованном виде ту тезу, тот «отстой», который осаждается в мыслях после картины «Мальчик и девочка».

Можно добавить, что сыграть любовь Коля Бурляев не смог (это не всегда удаётся и взрослым актерам), доверия и сочувствия он не вызывает.

Ещё можно добавить, что оператор, весьма профессиональный и умелый, продолжая режиссерское прочтение, так «закрасивел» пейзажи, что только и ждёшь, когда на рекламный цветастый луг к ногам золотоволосой девочки подкатит лаковый «Шевроле».

И ещё можно предположить, что фильм, видимо, будет охотно смотреться зрителями, потому что проблемы любви всегда привлекают зрителя, особенно молодого.

Но утешать нас это не должно — ведь не велика заслуга использовать нужнейшую тему и лишь привлечь внимание зрителя!

Левшина И. Грустный список потерь // Литературная газета. 1966. 20 августа. С. 3.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera