Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Первый русский продюсер
Наталья Нусинова о Моисее Алейникове

Моисей Никифорович Алейников не обладал собственными средствами для создания кинофабрики. Но тягу к кинематографу и желание объединить его достижения с успехами театра он почувствовал еще в студенческие годы. Причем его не привлекала ни актерская, ни режиссерская карьера в кино, — он хотел стать именно организатором производства, «продуцентом», как пишет он в своих воспоминаниях. И судьба привела его в 1916 году на кинофабрику «Русь», годом раньше (в 1915 году) основанную в Москве строителем и меценатом Михаилом Трофимовым. Дела новорожденной фабрики шли не очень бойко — русское кинопроизводство находилось уже достаточно развитой фазе и конкурировать с такими профессионалами как Ханжонков, Ермольев или Харитонов, костромской купец Трофимов, конечно, не мог.

И вот, однажды, как вспоминает М.Н. Алейников в своих мемуарах «Записки кинематографиста», «размякший к концу ужина» в Праге Иосиф Ермольев, обратился к нему, тогда еще молодому сотруднику фабрики: «Моисей Никифорович! Вы бы помогли Михаилу Сергеевичу, а то ведь без порток останется. Мужик он хороший, и дело задумал хорошее». Так, с благословения конкурента, Моисей Алейников вошел в кинопроизводство на правах управляющего фабрикой «Русь». Деятельность кинофабрики стала развиваться бурно — и в двух направлениях. С одной стороны, — ориентация на традицию Московского Художественного театра и на русскую реалистическую прозу (результат — фильм «Поликушка» режиссера А.Санина (1919). С другой, — религиозно-мистическая тенденция, возникшая под воздействием символизма, оказавшим значительное влияние на кинематограф. Это направление особенно импонировало Трофимову, как человеку глубоко верующему. Так на студии «Русь» создается фильм «Девьи горы» ("Легенда об антихристе«,1918-19), также поставленный А. Саниным по мотивам «Волжских рассказов» Е. Чирикова. Это был фильм многострадальный, попавший под жернова цензуры разных эпох. До февральской революции он подпадал под вето церковных ограничений, после — подвергался преследованиям как религиозная пропаганда. И тогда Алейников нашел выход — сохранив весь отснятый материал, он заменил интертитры, адаптируя их к требованиям цензоров. Стержень сюжета, объединяющего серию новелл, — история о том как Иуда и Сатана бродят по России в поисках непорочной девы, дабы вступить с ней в соитие и породить новое пришествие нечистого. В рассказе Чирикова это им не удается, потому что: «Над каждой православной девкой ангел стоит и огненным мечом Сатану отгоняет». В результате «смягчения» надписей в угоду атеистической цензуре, Сатана, выйдя с девушкой из кустов, говорил Иуде: «Успех был, но она оказалось столь же непорочной, как твоя бабушка».

В 1918-м году Трофимов отходит от кинопроизводства. Относительно его будущего у историков кино существуют разные версии. Но факт тот, что ушел он из кино так же чисто, как в него и пришел: передал все дела Алейникову и искренне пожелал ему удачи. «Вы верите в то, что теперь и настало самое время для нашего дела. А я в это не верю. ...Эх, как бы годочка на три пораньше — порадовалась бы моя душа». С этого момента руководителем киностудии «Русь» становится Моисей Никифорович Алейников. В феврале 1920-го года «Русь» национализируют, она превращается в «Четвертую государственную кинофабрику», но ее директором остается он же. Именно потому, что Алейников не был ее владельцем — буржуем, которого следовало бы раскулачить. Он был, как тогда выражались, спецом, которого на время можно было сохранить. Потому что вокруг все рушилось, а он знал, как делать кино, как договариваться и организовывать. Он вышел на организацию «Международная рабочая помощь», и в результате уже в августе 1924 года родилось акционерное общество «Межрабпом-Русь» (а в 1928-м году — уже подвергшийся полной национализации «Межрабпомфильм»). Студия была ориентирована на постановку качественного зрительского кино, имела крепкие международные связи. Алейников сумел склонить к репатриации в СССР и привлечь к работе такого крепкого профессионала и неутомимого труженика как Яков Протазанов.

Во все времена Моисей Никифорович Алейников оставался гибким и умным стратегом. Так после триумфального выхода «Броненосца „Потемкин“» к нему на фабрику хотели перейти С.М. Эйзенштейн и Г.В.Александров. Казалось бы, он должен был схватиться за эту возможность. А ему хватило ума отказать им. Он сказал, что это предложение ему очень лестно, но он не может «обескровить другие государственные кинофабрики». А по сути дела он просто понял, что ему, сохранившему в рамках советского кинопроизводства частную фабрику, такого не простят. Но и без выгоды он не остался, согласившись на предложение Вилли Мюнценберга организовать прокат «Броненосца „Потемкин“» в Берлине. По-видимому, так и родилось впоследствии акционерное общество «Прометеус», контрольный пакет акций которого поделили между собой немецкая компартия и «Межрабпом». Постепенно «Прометеус» стал единственным прокатчиком советского кино в Германии, причем треть его проката составляла продукция «Межрабпома».

Алейников был первым русским продюсером в современном понимании. Он учитывал требования политической ситуации, но проводил свою линию, ориентируясь на вкусы эпохи. Он умел поступиться собственными вкусами, если считал, что это важно для кино. Так например, он выпестовал Барнета, Пудовкина, Кулешова — вопреки собственным симпатиям. Его профессиональный ум руководил его умом человеческим.

Леонид Захарович Трауберг рассказывал, что Алейников кардинально отличался от советских кинопродюсеров. Те в большинстве своем были функционерами, людьми новой, советской, формации. Он был более гибким, контактным и «привычным говорить с иностранцами». Совслужащему все это было непонятно. А Алейникова этот дар спасал долгие годы. Он лавировал между Сциллой и Харибдой, продержавшись в кино до 1944 года — с начала 30-х он работал на «Совкино» и на «Мосфильме», в том числе и на руководящих должностях. Он написал и издал при жизни три книги, а рукопись его замечательных мемуаров «Записки кинематографиста» до сих пор печаталась лишь во фрагментах — полный текст ее, хранящийся в архиве пока что не издан, но наверное скоро выйдет в свет. Публикация этого текста — лучший портрет его автора, человека, соединившего разные эпохи в истории русского кинопроизводств, сумевшего сохранить очаг частного кинопредпринимательства в недрах советской системы.

Наталья Нусинова специально для портала «Чапаев». 30.10.2020

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera