Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Н. Е. Эфрос в нашей кинематографии
О совместной работе в коллективе «Русь»

Имя Николая Ефимовича Эфроса неразрывно связано с русским театром. Но до сих пор еще никто не вспомнил о роли Эфроса в становлении советского кино. А ведь это был первый критик, который еще в 1918 году сформулировал основные принципы развития нового советского киноискусства, вытекающие из задач культурной революции и сущности реалистического художественного творчества. Возглавив в 1918 году литературный отдел Художественного коллектива «Русь», Николай Ефимович обратился к писателям с такой речью:

Русскому театру предстоят очень крупные и существенные изменения. Вряд ли ему жить впредь по-старому. Он ведь давно был в «кризисе», и не раз было верно отмечено, что этот театральный кризис в значительной мере только отражение и следствие кризиса более общего, кризиса всего того, что можно обозначить как дореволюционную, запутавшуюся в трагических противоречиях культуру.

В сторону каких тем, каких сюжетов устремится русский кинематограф в своей созидательной работе? Он будет агитационен, он поведет своими могучими средствами пропаганду, новой идеологии. Он будет непременно художественным. Художество, искусство заключают в себе громадную воздействующую силу, расширяют мысль, оформляют чувство. Кинематограф будет бытоизобразителен, будет крепок действительностью, современной или исторической. Будет душеизобразителен, потому что нет для искусства ничего драгоценнее человека и мира его душевной жизни.
<...>
Так рисуются перспективы нашего киноискусства, которое вберет в себя настроения и идеи революционной общественности и нашего кинопроизводства, которое использует новые производственные методы«.

<...>

За пять лет своей деятельности в кино Эфрос сделал много. Он внешне никогда не волновался, голос его всегда был ровный, тихий. Он никогда не торопился, и все мы, связанные с ним одним делом, не могли не удивляться, как он все успевал.

<...>

...Был поздний вечер, когда голос в телефонной трубке насторожил мой слух:
— Кажется, есть хорошая вещь... Нет, лучше я сейчас к вам приду!
— Николай Ефимович, у нас же не работает лифт — Лучше я приду к вам.
— Не беда!.. Я пройдусь с удовольствием. Я уже в пальто.
Мы жили близко друг от друга: от Мамоновского до Леонтьевского и в самом деле рукой подать. Но у Эфроса «капризничало» сердце, а работал он чрезвычайно много, я же жил на пятом этаже.

Николай Ефимович протянул мне том Льва Толстого:
— Прочтите «Поликушку». Повесть небольшая, я посижу у вас, займусь другим делом. Мне не терпится узнать ваше мнение. Роль для актера замечательная. Но поддается ли такая вещь экранизации?
<...>
В сценарном отделе, куда Эфрос привлек для постоянной работы писателей и драматургов, предложение экранизировать повесть Толстого показалось заманчивым, но спорным. Эпически развертывающаяся повесть о крепостном крестьянине представлялась многим несценичной и тем более некинематографичной: нет в ней таких конфликтов, которые легко поддаются пластическому выражению, нет и динамики в развитии сюжета, которая по тем временам считалась обязательной в кинематографическом произведении

С другой стороны, обрисовка Толстым переживаний и поведения крепостного крестьянина — вора и пьяницы Поликея, которому неожиданно оказали доверие, представляла собой превосходный материал для проверки действительных возможностей кинодраматургии и работы актеров кино, для расширения диапазона изобразительных средств киноискусства.
<...>
...Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Но наконец «Поликушка» был поставлен, показан в Берлине, в «Уфа-Тауэнциен-Палас». Это был первый художественный советский фильм, который проник за границу.

<...>

По решению Наркомпроса Художественный коллектив «Русь» был выделен в самостоятельную организацию. «Всероссийский фотокиноотдел удостоверяет, что отделом утвержден и зарегистрирован Художественный коллектив киноателье „Русь“. Состав правления коллектива в лице его председателя М. Н. Алейникова и членов правления Ю. А. Желябужского, А. А. Санина, Н. Е. Эфроса и И. А. Геннадиева отделом утвержден».

В руках у нас был теперь своеобразный «патент» на законное существование. Душу переполнял энтузиазм, но за душой не было ни гроша. Зато в кинокомитете (тот же Фотокиноотдел) и в приемной наркома А. В. Луначарского нас встречали с приветливой улыбкой. Вспомним, что в России начиналась эпоха, когда моральный капитал становился дороже золотых запасов.

Фотокиноотдел Наркомпроса охотно воспользовался нашим предложением поставить к юбилейным дням Герцена два фильма: «Сороку-воровку» (по повести Герцена) и большой биографический фильм «Герцен».

Н. Е. Эфрос с непостижимой быстротой (в несколько дней!) написал сценарий «Сороки-воровки» и экспозе для второго сценария «Герцен».

В архиве автора сохранился отзыв А. В. Луначарского: «Сорока-воровка», среди исполнительниц которой особенно выделяется артистка Гзовская, — очаровательное воплощение герценовского рассказа«.

Сценарий «Герцен» был прерван в стадии разработки...
<...>
Николая Ефимовича не стало в 1923 году. Но влияние его на творческую жизнь коллектива «Русь» сказывалось и в дальнейшем. Советские киноведы, когда будут писать историю первых лет советского кино, непременно установит преемственность между приходом в советскую кинематографию историка и критика Художественного театра Н.Е. Эфроса в 1918 году и приходом в коллектив «Русь» молодого драматурга Н.А.Зархи в 1924 году, между работой в киноискусстве режиссера-учредителя МХАТа А. А. Санина и работой ученика кулешовской мастерской В. И. Пудовкина...


Алейников М. Н. Е. Эфрос в нашей кинематографии // Искусство кино. 1964. № 10. С. 53–56.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera