Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Поделиться
Я проскочил как счастливчик

Мои любимые образы — герои революции, творившие свое великое дело в пламени, в огне. Все в них крупно, масштабно. Киногерои яркой, образной направленности, такие, как довженковские характеры в «Поэме о море», «Повести пламенных лет», как старик в «Зачарованной Десне», поднимающийся, мне кажется, до больших эпических высот, чуть ли не до образа Тараса Бульбы.

Изображать этих людей страшно, дотянуться душой до таких, чтоб помериться, — и думать боязно! Но рассказать о них в меру отпущенных сил и таланта — это задача достойная! ‹…›

Надо полагать, что праздник ‹…› артиста кино — это когда он занят в хорошем фильме, который хороший режиссер ставит по хорошему сценарию. Ужасные будни — времена, когда артист ждет приглашения на роль. Будни — когда ты отдален от любимого дела, когда ждешь роли. ‹…›

Я сам попал в кино случайно. Вначале работал слесарем, участвовал в самодеятельности. Потом завод послал меня в театральное училище, после окончания которого я был принят в Саратовский драматический театр. Приехали мы на гастроли в Москву, играл я «на выходах». В одном из спектаклей увидел меня Пырьев и пригласил на одну из главных ролей в «Трактористах». Что это? Конечно, случайность.

Но сказать, что судьба актера в кино зависит от случайности, — значит не сказать и половины. Потому что она зависит и от него самого, от того, поймет ли он специфику работы киноартиста. ‹…›

Ты должен сам представлять себе, как и в какой мере образ будет воздействовать на зрителя, сам представлять себе авторский замысел. В сознании своем ты должен быть и режиссером, и сценаристом, и критиком.

И еще: сумеешь ли перенести бесконечные повторы на съемках и сохранить зерно образа? Сможешь ли в «надцатом» дубле играть так же свежо и вдохновенно, как в первом? Хватит ли физического и душевного здоровья?

Сохранишь ли дух оптимизма и уважительности к режиссеру и товарищам? Достанет ли фантастического упорства и титанической любви к киноискусству, которые помогут все это вынести?.. Я иногда удивляюсь этим людям сам... ‹…›

Я долго, почти четырнадцать лет, снимался на Украине и общее влияние довженковской эстетики и философии чувствовал всегда. Нравилось работать и с Игорем Савченко. Очень интересно было с Юлией Солнцевой — я играл в трех ее картинах. Великолепное впечатление оставил Иосиф Хейфиц. Собираясь, мы часто вспоминаем, как он работал над «Большой семьей».

Большое удовлетворение получил я, снимаясь в фильме режиссера Самсонова, от работы, приближенной к театральному методу предварительной обработки образа, включая застольный период, общее обсуждение и так далее. Михаил Чиаурели научил выражать основную мысль социальных обобщений в конкретном образе.
Но со всеми этими режиссерами я встретился уже, что называется, артистом. А первое и непосредственное влияние оказали на меня первые мои режиссеры — Иван Пырьев и Леонид Луков, после них я уже стал сам что-то соображать.

Это были жестокие и суровые учителя. Они щедро отдавали все, что могли: знания, эрудицию, душу. Но они и выгнали бы «в два счета», если от тебя не было отдачи. Это была полезная суровость. И мы все — и я, и Алейников, и Крючков — понимали: на бога, брат, надейся, а сам не плошай. Никакого, как говорится, сюсюканья!

‹…› Мне кажется, мог бы я сыграть и больше ролей и лучше. И в то же время, скажем, я, Николай Крючков, Борис Чирков, Иван Переверзев, соотнося свой путь с путем других, можем считать, что нам повезло. Мы снимались каждый в десятках фильмов, другие — в двух-трех.

‹…› доволен ли я своей судьбой в кино, — скажу, что чувство у меня двойственное. С одной стороны, я, конечно, очень удовлетворен, что стал советским профессиональным киноартистом, что ношу звание народного артиста СССР, — это очень высокое звание и высокая честь. С другой, — я ощущаю, что во многом проскочил как счастливчик, как человек, которому счастливо и случайно попались интересные работы. Вот еще одна иллюстрация к разговору о роли случайности в судьбе киноактера. ‹…›  Михаил Жаров, Эраст Гарин, Марк Бернес, талантливейший актер Александр Борисов (можно было бы, к сожалению, составить список и более обширный) не сыграли и десятую часть того, что могли бы сыграть. ‹…›

— А каким вы представляете себе режиссера, наиболее отвечающего творчеству актера?
— Это тот, кто хорошо знает именно меня, знает пределы моей «творческой гармонии»: насколько она растягивается вширь, что именно может сыграть, не фальшивя. Кто советуется со мной. Кто отвлеченные понятия может «перевести» в мои возможности, притом возможно ближе к замыслу автора. Кто не забывает меня в перерывах между съемками, ориентирует на новую роль... Только я знаю, — усмехнулся Андреев, — что идеальных режиссеров, как и идеальных актеров, не существует. ‹…› А еще идеальный режиссер тот, кто даст мне сыграть Тараса Бульбу и короля Лира — мечту жизни...

Андреев Б. Слово об актере (интервью М. Григорьева) // Советский экран. 1966. № 23.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera