Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов

Крупным планом. Андрей Мягков

Впервые появившись на экране в образе обаятельного зубодера, Андрей Мягков не раз примерял на себя белый халат. Образы врачей, созданные артистом на экране, всегда красноречиво говорили о героях эпохи. О разном «докторе Мягкове» пишет Максим Семеляк.

Поделиться

Эти заметки не стоит воспринимать совершенно всерьез — они лишь комментарии к тому уже достаточно комическому обстоятельству, что Андрей Мягков сыграл целую вереницу разнообразных врачей, в которых, однако, можно выделить нечто общее и проследить образ в развитии.

В конце концов, один из ключевых характеров советского кино сыгран именно Мягковым, и это собственно врач. 

«Ирония судьбы, или С легким паром!». Реж. Эльдар Рязанов. 1976

Хотя профессиональная деятельность Жени Лукашина в «Иронии судьбы» никак не манифестируется в процессе его алкогольной одиссеи, и крепкие руки хирурга он демонстрирует лишь в сцене скручивания несчастного Ипполита, тем не менее его ремесло сюжетно важно: оно вполне уравновешивает всю беспардонность героя, его кромешную непутевость и, наконец, элементарную человеческую деградацию. Ему — можно. Врач в данном случае становится фигурой идеологической — мы увидим это далее на примере мягковской медфильмографии.

Человек, имеющий профессиональную возможность лечить людей, автоматически приобретает право судить о них, а то и судить их.

Ему вообще дозволено несколько больше, чем остальным — профессия, с одной стороны, выдает ему индульгенцию на соответствующее девиантное поведение (представьте, если б Афоня у Данелии был не сантехник, а, допустим, санитар), а с другой — расщепляет его сознание: он разрывается между личными слабостями и профессиональными сверхвозможностями. Вообще, ключевая для понимания этих мягковских образов фраза звучит в сцене банной алкооргии: «Доктор отказывается пить за здоровье». Эта шутка весьма точно фиксирует сложную, дистанционную, противоречивую природу врача в исполнении Андрея Васильевича.

«Похождения зубного врача». Реж. Элем Климов. 1965

Он и дебютировал в белом халате — сыграв главную роль у Климова в «Похождениях зубного врача» (1965). Стоматолог Сергей Чесноков обнаруживает в себе редкий дар лечить зубы без боли, однако природа этого дара ему неясна и становится источником вечных мук и переживаний. Это вопрос почти религиозной благодати (тут следует вспомнить, что несколько лет спустя он сыграет Алешу Карамазова, и, собственно, все врачи, которых он будет изображать впредь — они тоже такие братья Карамазовы, в сущности, — в ком-то больше Алеши, где-то преобладает Иван, ну а в некоторых случаях недалеко и до Дмитрия). 

Дантист Чесноков — врач-изгой, усомнившийся мессия («Не могу нести ответственности за все зубы человечества»), который приравнивает болезнь к греху.

В 1976 году Мягков играет врача в фильме «Отпуск, который не состоялся». Это история друзей детства, один из которых, актер-неудачник (Леньков) постепенно спивается и гибнет под колесами грузовика, спасая девочку. Причем надо сказать, что второй друг детства (собственно врач в исполнении Мягкова) судит о падшем пьянице (которому всего-то 28 лет) совершенно в категориях социал-дарвинизма (как справедливо говорит в этом фильме Леньков: «Дружба — вещь жестокая»). В финале Леньков попадает на предсмертный операционный стол к Мягкову — но врач-резонер уже бессилен, ему остается только зафиксировать смерть. Здесь отчетливо проступает эта двойственная тема ограниченного всевластия — врач, вероятно, судья (и какой!), но никак не спаситель.

Подобно тому, как дантист Чесноков в конце концов теряет способность лечить без боли, так и тут хирургические спецификации героя Мягкова оказываются достаточно конечными.

В 1979 году, через три года после «Иронии судьбы» выходит фильм «Утренний обход» — Мягков опять в главной роли и опять играет врача, кардиолога и, как утверждают, великого диагноста. Это кино можно рассматривать как своеобразное продолжение «Иронии» — поглядите, что могло произойти с Женей Лукашиным со времени ленинградского инцидента. Очевидно, что «моя Надя» как приехала, так и уехала. Он по-прежнему одинок, к алкоголю стал куда более толерантен, обзавелся личным автотранспортом, незнакомым людям представляется почему-то не врачом, а цирковым артистом, и живет он, правда, не на улице Строителей, а где-то в Марьиной роще. Мамы, очевидно, не стало, после чего квартира превратилась в натуральную блат-хату — сюда без звонка вваливаются все кому не лень и строго с ночевкой, водят девиц, пьют и пляшут под «Самоцветы»: некий преподаватель итальянского языка заявляется в гости со своей студенткой-третьекурсницей (Елена Коренева) и с ходу спрашивает, где тут можно заняться сексом.

Тут уже Андрей Васильевич играет некий допустимый паритет советского положительного киногероя — тусклая порядочность наравне с выпуклым цинизмом («У меня нет планов и принципов» — уточняет он для недогадливых). Но фирменный мягковский металл в голосе все больше дает о себе знать. Если Женя Лукашин мог разве что радостно загоготать при разговоре о зарплате врача, то герой «Утреннего обхода» уже впрямую постулирует чуть ли не необходимость платной медицины. Сатирические лукашинские алко-секс-инициативы оборачиваются вполне матерым сталкингом — в «Обходе» Мягков подкарауливает ту самую нетребовательную студентку (Кореневу) у дверей института, вывозит в лес (!) и начинает приставать. Начавшийся ливень мешает ему овладеть ей на пленэре — не беда, он везет ее на дачу к понимающему товарищу (Гафт) и там они уединяются на чердаке. В общем, как справедливо замечает ему в этом фильме вышеупомянутый Гафт, «живет непринужденно».

«Утренний обход». Аида Манасарова. 1979

Непринужденность эта, однако, имеет всю ту же природу ущемленного, разъедаемого сомнениями всесилия — врач умеет лечить других, но не себя, сам он в свои 39 отказывается от карьеры (своего рода бунт против системы здравоохранения), от любви, и вообще от всего — доктор в очередной раз отказывается пить за здоровье. В финале его машина метафорически глохнет и его берут на буксир — все в той же Марьиной роще.

В фильме «Оглянись!» (1983) Аиды Манасаровой Мягков играет в высшей степени токсичного психотерапевта в кожаном пиджаке, который, взявшись лечить трудного подростка, взамен устраивает жесткий абьюзивно-мизогинический сеанс его матери и становится в итоге прямой жертвой собственной врачебной практики — трудный подросток с компанией таких же малолетних жлобов в отместку избивает его до полусмерти. (Характерно, что в том же 1983 году выходит фильм «Летаргия», где Мягкова тоже избивают подростки — его роли вообще имеют свойство перетекать из одной в другую).

В «Оглянись» роль Мягкова чем-то напоминает психотерапевта в исполнении Ричарда Бартона у Люмета в «Equus» (1977).

Спустя три года он сыграет уже в буквальном смысле токсичного врача — вирусолога, который вызывает эпидемию с помощью выведенных лабораторных комаров (белорусский полит-детектив «Человек, который брал интервью» (1986). Тут Мягков — классический эксплуатационный mad scientist в безумных увеличительных очках, позиционирующий себя как последователь советского генетика Серебровского.

1. «Оглянись!» Реж. Аида Манасарова. 1983 / 2. «Контракт со смертью». Реж. Дмитрий Астрахан. 1998 / 3. «Человек, который брал интервью». Реж. Юрий Марухин. 1986

И, наконец, кульминацией врачебной темы стал фильм трэш-триллер Дмитрия Астрахана «Контракт со смертью» (1998). Профессор Глеб Сергеевич Игнатовский в исполнении Мягкова уже в самом начале фильма заявляет: «Да, убийство. И очень хорошо». Если в «Оглянись!» он напоминает о Бартоне, то в «Контракте со смертью» — скорее о Ричарде Уидмарке из фильма 1978 года «Кома» (тоже вполне возмутительного по своим смысловым достоинствам). В картине вполне по-астрахановски изучаются потенциальные механизмы социального расизма. Основной вопрос ставится так — можно ли пускать на органы слабейших ради выживания (или, точнее, повышения качества жизни) сильнейших (странным образом здесь, пусть и в трэш-ключе, чувствуются отголоски работ, например, английского социолога Николаса Роуза о молекулярной биополитике). В целях ложного отмщения профессор Игнатовский соглашается работать у торговцев человеческими органами — сперва он убивает невиновных с помощью скальпеля, потом с помощью автомата принимается уже за виновных, но, как бы то ни было, несмотря на разнообразные этические парадоксы, вывод его остается неизменным — есть люди, которые жить не должны (собственно, это вполне позиции и Алеши Карамазова — в «Контракте со смертью» Мягков как раз невзначай пародирует всех трех братьев).

По сути в этом фильме он возвращает образу врача мессианский статус (неслучайно здесь некоторые сцены даже и напоминают «Похождения зубного врача»), а вместе с ним и понимание того, что человек человеку — пациент.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera