Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Розовская душевность
О герое фильма «Летят журавли»

<...> Баталову было в тот момент меньше тридцати лет, он имел за плечами школу-студию МХАТ и две крупные роли в кино: Алексея Журбина в «Журбиных» и Саши Румянцева в «Деле Румянцева». Характер Бориса из «Журавлей» точнейшим образом лег в линию поисков: год спустя Баталов сыграл Володю Устименко в «Дорогом моем человеке»; он нащупывал новый тип героя, тип определенно положительный и вместе с тем мягкий, тонкий, интеллигентный.

У Алексея Баталова, по-видимому, было мало общего с его знаменитым дядей, известным киноактером двадцатых и тридцатых годов Николаем Баталовым: «фамильная улыбка» и что-то в структуре лица, в остальном все иное: там — напор, веселая агрессивность, здесь — скромность, мягкая сдержанность. И все же племянник продолжал играть то же, что и дядя, — героев душевно прочных, только средства игры переменились; герой молодого Баталова (и Саша Румянцев, и Борис Бороздин, и Володя Устименко) — человек железной определенности, это натура последовательная, цельная и волевая, это — положительный герой в железной основе, но он осложнен обертонами интеллигентности.

Борис Бороздин, обыкновеннейший московский парень, никого не предупреждая, тихо записывается в добровольцы. Та обаятельность, которой наградил своего героя Баталов, была для своего времени не меньшей смелостью, чем сама розовская драматургия. Баталов писал: «Каждый положительный герой, которого я играл, на том или ином этапе создания фильма кому-то казался порочащим звание молодого человека. Саша Румянцев — почему он дерется, почему ездит на буфере? Борис Бороздин — опять дерется, да еще носит под шинелью шарф... что есть самое страшное шалопайство для солдата...» Баталов чувствовал, что внешняя милая обыкновенность, прикрывающая в его герое стальную волю, есть знак времени. Интересно, что в это же самое время аналогичный характер создавался в фильме Сегеля и Кулиджанова «Дом, в котором мы живем», — там тоже тихо уходил на фронт обыкновенный москвич, которого сыграл Михаил Ульянов. Интересно и другое: опять-таки в это же самое время в фильме Иванова «Солдаты» была воссоздана близкая ситуация, но Смоктуновский нашел для своего воюющего интеллигента Фарбера принципиально иные краски. Сравните Бороздина и Фарбера — и вы получите отдаленную нравственную модель «Девяти дней года».

Здесь, в «Журавлях», в недрах предыдущего десятилетия Алексей Баталов еще не имел перед собой интеллектуального оппонента. Здесь он был безраздельным представителем той самой врачующей душевности, которую созидал драматург Виктор Розов.

Калатозов и Урусевский взяли эту розовскую душевность и испытали ее на исторический излом. Нормальная жизнь обаятельного баталовского героя была не просто оборвана в фильме войной, она была пронизана каким-то пронзительным и странным светом внутри фильма. Да, получился фильм странный, причудливый, кентавр мягкой душевности и слепящей резкости. И воплощением этой его странности явилась главная героиня, вставшая рядом с баталовским Борисом. <...>

Из книги: Аннинский Лев. Зеркало экрана. Минск. Высшая школа. 1977г. 

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera