Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Воззвать к вашей совести
Выступление на пятом съезде кинематографистов

Я попытаюсь сказать правду.

Это, во-первых, трудно, потому что мы привыкли к тому, как живем. Во-вторых, просто неприятно, потому что надо касаться очень болезненных точек. И наконец, потому что предложения, которые вытекают из этой правды, требуют пересмотра тысячи бумаг, узаконенных, утвержденных, проштампованных, подшитых и прилипших к нашей жизни так, что их можно оторвать только вместе с кожей.

И тем не менее, если действительно пытаться улучшить фильмы, которые будут выходить завтра, продолжать жить так, как мы живем сегодня, невозможно.

Самое главное, что надо пересмотреть отношения, которые за много лет отрепетировались, сложились, в которых и хорошие и плохие люди уже чувствуют себя естественно.

Я буду говорить от армии артистов, а точнее говоря, исполнителей в кино, к которым принадлежу сам — от самой низшей части кинематографа. И то, что здесь присутствуют актеры-генералы, ничего не меняет.

Армия исполнителей парадоксальна. Ни один человек не может ответить на вопрос, что такое киноактер. Киноисполнитель — это девочка из пятого класса, но и Николай Крючков. Героиней может быть и лошадь, и кинозвезда из Польши. Парадоксальность заключается и в том, что, будучи полностью трижды подчиненной, это армия тех людей, которые выходят лицом к лицу со зрителем. А это самое главное. Как бы мы с вами ни относились к актерам, но факт, что именно они непосредственно соприкасаются с людьми, заставляет меня верить и сочувствовать каждому исполнителю.

Исполнитель может быть вознесен кинематографом на такую высоту, что все создатели и все, кто им командует, окажутся далеко внизу и никогда не смогут приблизиться к его славе. Но кинематограф может и сожрать и пережевать хорошего актера так, что ничего, кроме бесформенной куклы, после выхода фильма от него не останется.

Все эти парадоксы порождают невероятное количество проблем. Мои товарищи еще, я надеюсь, скажут отдельно о проблемах Театра киноактера, о проблемах молодых актеров и т. д. Я же хочу указать только на то главное, что сегодня представляется мне самым важным — на сам статут, на положение актера в нашем кинематографе.

Если вы возьмете в руки трудовое соглашение, то оно больше всего похоже на сочинения Гашека, потому что ничего подобного в юридическом деле не существует. Например, вы обязаны знать текст роли, но режиссер может вам принести другой текст прямо на съемку, за пять минут до начала смены. Или пленка, про которую тут говорили: если в Шостке что-то перепутали и сделали вместо пленки портянку, а на эту портянку сняли сцену, то вы должны безвозмездно, неизвестно в какое время, пересниматься. Почему? Что это за соглашение? Если сроки нарушены, все равно вы должны дальше работать.

Все это было бы правильно, если бы наши режиссеры и сценаристы были достойны такой узурпаторской власти — ведь решает, в конце концов, фильм. Как-то Фаина Григорьевна Раневская сказала: «Я должна сама утверждать режиссеров на свои фильмы». И она была права.

Я не надеюсь, что разжалоблю вас: вы люди закаленные. Я просто хочу воззвать к вашей совести, к вашему разуму. Если прав Шекспир, что актер — это зеркало своего времени, то я просто призываю вас позаботиться об этом зеркале. Надо, чтобы это зеркало точно и глубоко отражало то, что окружает нас в реальной жизни. Надо, чтобы люди, которые приходят на экран, были похожи на людей.

Все уложения, которые поставили актеров в подчиненное положение, привели к тому, что на роль льва приглашают страуса. Но сколько бы вы ни гримировали его, голова будет в песке. Сделать с этим ничего нельзя. Если вы хотите, чтобы у вас на экране была личность — должна быть личность.

Конечно, в сто раз удобнее, послушнее актер-раб или актер-робот. Конечно. Но робот не может быть живым человеком, а искусство кинематографа и тем более игровое кино не может обойтись без живого человека.

Для того чтобы повысить художественную силу наших картин, необходимо общими силами восстановить то, без чего актер существовать не может. Актер не может работать без репетиций, без подготовки, без серьезного отношения к роли, без всего того, что могло бы дать ему возможность отразить свое время и людей, рядом с которыми он живет.

Баталов А. Выступление на съезде // Искусство кино. 1986. № 10.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera