Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
«Я не прошу тебя заменить музыкой ветродуй»
Письмо Исааку Шварцу о музыке к «Обрыву»

Дорогой, милый Изя!

Размышляя о нашей с тобой картине «Обрыв», я, в меру своей компетенция, думал и о музыке. Ты сейчас в разгаре работы, сочиняешь, пишешь, а может быть, все у тебя, в основном, сделано. Неважно, сколько ты записал на бумагу. Это уже дело техники, профессии. Важно, что музыка звучит в твоей душе. Я не сомневаюсь, что музыка хоровая. И не просто хоровая музыка, а «кинематографическая» и прямо относящаяся к нашей картине, даже к конкретным кускам, сценам, темам «Обрыва». Очень может быть и вполне естественно, что не все укладывается в данные тебе метражи, в нашу с Тамарой Гусевой «разблюдовку». И прекрасно! Музыка не поварское искусство, она имеет свои законы, а, главное сейчас для картины — она имеет ТВОИ законы. И Бог в помощь!

Итак, ты работаешь. А я все-таки, под руку, хочу всунуться со своими размышлениями. Сопроводить твое вдохновенное творчество режиссерской памяткой.

Я написал предисловие к памятке. Не из уважения и не из вежливости. Ты в них не нуждаешься. Это предисловие обезвреживающее, им я хочу обезвредить себя и... тебя. Чтобы ты чувствовал, что в письме нет никаких предписаний. Я продолжаю начатый разговор о том — где хотелось бы слышать музыку, где она помогает, выручает, а где, может, музыка мешает.

Перечислю, как получится, свои замечания:

Увертюра к 1 и 2 серии.

Тут или очень много надо говорить, или совсем не надо.

Тут речь идет о содержании, о драматургии. Да и вообще начинать надо с содержания. Ты это знаешь не хуже меня. А отсюда и стиль, и жанр, и форма. Выбор широкий, на вкус. Я бы не хотел обуздывать твой выбор словом «классика». Я не хочу в современной экранизация Гончарова ни скуки, ни тяжести. Ведь и сам Гончаров не чужд остроумия и явной иронии к своему любимому герою — Райскому. А кроме того, увертюра к 1 серии несет служебную нагрузку введения в действие, которое в картине начинается с движения, с темпа, с подъезда блудного сына в убежище Монрепо.

Есть в картине переходы к новым этапам жизни в Малиновке, к другим, иным отношениям героев. Я по-своему, монтажно строю эти переходы, акцентирую их в действии. И тут желательна помощь в музыке.

Например: переход от лета к яркой осени. После ночной сцены бабушки и Марфиньки идут пейзажи осеннего обрыва, ярко-красные грозди калины (8.5 мт). Марфинька с подарками в своей комнате. (10 мт). Райский с Верой в коляске (31 мт) — всего 49,5 мт. Конечно же, музыка не обязательна на весь метрах, можно ограничиться коротким акцентом.

Другой переход: после забрасывания букета померанцев в окно Веры акцент — горит пламя в печи. Райский сжигает свои бумаги, собирает чемоданы, «мертвая» Вера лежит на своем диване и слышит выстрел из обрыва. (Здесь метров 10-15).

Или переход к ретроспекции «Яблоневый сад», встрече Веры и Марка прошлым летом. И сама музыка к «Яблоневому саду». После Веры, лежащей на кровати, после ее закадрового голоса и вводимого мной внутрикартинного титра: ...В КОНЦЕ ПРОШЛОГО ЛЕТА, КОГДА ПОСПЕЛИ ЯБЛОКИ И ПРИШЛА ПОРА СОБИРАТЬ ИХ... Метраж «Яблоневого сада» 130 мт.

Мне нужна твоя помощь, Изя, в характеристике самого места обрыва, хотелось бы иметь музыкальный образ ОБРЫВА. Изобразительно это у нас не получилось. Хотелось бы дважды дать музыкальный акцент: когда мы первый раз видим обрыв, архитектурную скамейку на его краю — Райский с Марфинькой подходят к обрыву. И когда Райский и Вера выходят на обрыв, днем, Райский с лошадью.

ОБРЫВ — это «проклятое место», а не солнечная лужайка с милым пейзажем, который у нас получился красиво, слишком красиво, неправильно! Красота и милота в данном случае не к месту.

Марфинька говорит: — Это место у нас стороной обходят... там могила самоубийцы и т. п. Слова не выручают. Это не образ.

Я хлопотал, еще в режиссерском сценарии записал, что из обрыва всегда порывами дул ветер. Я заказывал для этих съемок ветродуй. Но мы его не достали. Я не прошу тебя заменить музыкой ветродуй. Но музыкальный акцент «проклятого места» вполне вежливая просьба к композитору. Придумай что-нибудь, Изя, из своего богатого арсенала. Что-нибудь в роде Бетховена: -бу-бу-бу-бум, (Извини, родной).

Кстати, ни на обрыве, ни в обрыве, ни в свиданиях в беседке — музыка нигде больше не нужна. Днем там будет слышна атмосфера лета, прослушиваться кукушка. Диалоги, конфликт достаточно эмоциональны и недурно сыграны, в стиле. Но в ночной сцене, где происходит роковое падение, где Райский взглядывает на победу соперника — мне без музыки не обойтись. Не нападай на меня, Изя! Ночная тишина в конце этой сцены просто нелепа. В конце.

Напомню, как сцена снята и сыграна! Марк и Вера выходят из беседки, вдалеке, в темноте Марк слышит шорох, треск веток — это Райский, дальше длинная панорама — Вера и Марк идут и расходятся, останавливаются, Марк перелезает через плетень, все это в тишине; Райский подглядывает. Вера стонет: — Марк, прощай! Марк идет к ней. Вера бросается к нему и — МУЗЫКА. Они обнимаются, неловко целуются, Вера падает, Марк поднимает ее, волокет в беседку — панорама на общ. плане. Эта музыка прерывается другой сценой — праздничный вечер в поместье, бабушка командует слугам отнести в комнату Веры ужин, арбуз... Т. е. мы попадаем в бытовую обстановку, где музыки точно не надо.
Метраж куска, где Марк волокет свою добычу в беседку — 10-15 мт.

В романе и в картине соединяются два стиля, соседствуют два способа изображения жизни: реалистический, бытовой и романтический, приподнятый. Я, как мог, старался их по-разному снимать. Хотелось бы, чтобы и в музыке это было подмечено. С одной стороны, жизнь усадьбы, куры, собаки, скандал на пироге, все предместье вокруг Ульяны и Леонтия. С другой — обрыв, таинственный соперник, сигнальные выстрелы, гроза...
Ты говорил мне, что у тебя есть на примете музыка городских окраин (условно называя), что-то гитарно-романсное. Так вот в картине есть и для этого просторное место. Например, приход Райского в предместье к школьному товарищу и подруге юности. Или сцена «Покинутый мух».

Мне очень нужна такая гитарно-романсная тема для объединения нескольких кусочков, пока разрозненных, 100-130 мт. (можно меньше). Перечислю их: Райский приходит к дому Леонтия, ему баба сообщает, что Ульяна пошла гулять. Райский видит Ульяну и француза на реке. Райский видит Леонтия с учениками на улице, Райский идет к Марку, они беседуют в «салоне на огородах» (пари о Вере и забота о друге).

Мы с тобой начали было толковать о НОСТАЛЬГИИ, да так и не столковались. Термин такой затрепанный, что без пол-литра не разберешься.

Ты сидишь и сочиняешь ностальгическую музыку, а я утешаюсь тем, что мы совершенно одинаково понимаем, о чем речь. Конечно же, ностальгия, в нашем с тобой понимании, главная тема картины — она и в увертюрах к обеим сериям, и в финале, и во всех тех кусках, о которых я тебе пишу. Но разумеется, в разных кусках с конкретным содержанием, т. е. ностальгия со своей начинкой. И ты пойми мою режиссерскую душу (отчасти и авторскую) — для меня, например, возвращение Веры по красивой осенней аллее не может существовать как отдельный эпизод светлой и милой окраски. Это короткая часть сцен, которые в моем поэпизодном плане называются (рабочее название): «Мертвая Вера», «Месть ревнивца», «Падение царства бабушки». Мне эти названия помогали снимать, помогают достраивать картину. (А сцена встречи в яблоневом саду была названа мною «Барышня и хулиган»).

Что касается аллеи, то там, по-моему, вообще музыка не обязательна. Ты первый мне это сказал.

Есть у нас музыка «бытовая», кажется, так ее по-дурацки называют.
Фортепьяно, полечка, которую играет на праздничном вечере жених Марфиньки. К этому празднику мы возвращаемся дважды и во втором случае может быть вальс на фортепьяно.
Праздничную полечку можно использовать к сцене «Божьи младенцы» (Это когда Марфинька с женихом бегают по двору, под окнами).

На празднике есть в монтаже кусочек — гуляют, танцуют под балалайку дворовые.

И полька, и балалайка соседствуют с драматической сценой сборов Веры на роковое свидание, она прокрадывается к обрыву ночью, а полечка слышна, доносятся звуки праздника.

Есть у нас духовой оркестрик (Проводы на пароме).

Литургия в церкви, благовест издали. Переход от литургии к иконе, Вере и панораме по потолку (мт...).

И есть сочинение музыки самим Райским. (Она может быть продолжена в любой форме на грозу, на финал 1 серии). О Райском-композиторе Гончаров пишет: «...Вышла полька-редова (?), но такая мрачная и грустная, что он сам разливался в слезах, играя ее.» (О сочинении музыки прочти в романе; ч. 4 гл.4). Сочиненная музыка с диссонансом на возможных кадрах «артистического сна» (метраж: ...) с частичным переходом в грозу. М. б. диссонансная музыка возникает на грозе, на Тушине. На выходе Райского во двор после грозы. На блужданьях-волненьях ночью — встреча с Савелием «...бедный и т. д.»

Дорогой, милый Изя!

Прости за нудное письмо! Пиши, родной, свою музыку и не браня меня жестким режиссером. Профессия обязывает быть жестким — от всех мы зависим. Зависеть от тебя — это легкое, сладкое бремя! Труднее всего зависеть от романа. Хочется избежать иллюстративности, довериться собственным ощущениям. Но экранизация есть экранизация, кино вторично.

Я стараюсь чтобы Гончаров не мешал, а помогал. И он первый и сильнейший помощник. И по нему будут судить и добрые и въедливые знатоки.

Целую, твой Вл. Венгеров

13 марта 83 г.

ЦГАЛИ СПб.  Фонд Р-605.  Опись 1.  Дело 95

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera