Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Несущественных мелочей нет
О работе с Никитой Михалковым

Началось все в 1971 году с картины «Свой среди чужих, чужой среди своих». Никита Михалков вместе с Сашей Адабашьяном приехал ко мне знакомиться. Он тогда еще не был режиссером, хотя был уже хорошо известен как артист. Адабашьяна вообще никто не знал. По сравнению с ними я в своей операторской профессии казался почти «маститым» (хотя к тому времени у меня была только одна картина — «Ангел» Андрея Смирнова, да и та лежала на полке; возможно, Михалков ее видел), к тому же и старше Никиты на шесть лет, так что ехали они ко мне с миссией, «не соглашусь ли я?»

Для меня это было время, когда после «Белорусского вокзала» я долго не работал. Чувствовал, что надо снять что-то на качественно новом для себя уровне. Отказывался от многих предлагавшихся «серых» сценариев и, как теперь могу судить, поступал правильно.
Мне понравился и сценарий, который они привезли, и сам Никита, в талант которого я верил, так как к тому времени видел его курсовую работу «А я возвращаюсь домой» и диплом «Спокойный день в конце войны».

Интересно Михалков излагал свой замысел: он собирался делать вестерн на революционном материале, и тут был простор, чтобы пробовать все, что прежде было наработано и напридумано. Картина такой и получилась: Никита показывал все, на что способен, я показывал все, на что способен, мы были молоды и задиристы, щеголяли изобразительными и режиссерскими трюками, старались поразить коллег профессиональной лихостью.

Работать с Никитой было легко и интересно: так продолжалось и на всех последующих картинах, за исключением — последней, совместно нами снятой, — «Без свидетелей». Для меня он был единственным режиссером, с которым я оказался связан с самого начала его профессиональной работы. Это важно.

Михалков работает с оператором от момента возникновения замысла и до окончания фильма, работает всерьез., Все режиссерские сценарии мы писали вместе, причем сидели над ними очень плотно. Случалось, даже писали их вдвоем, без Адабашьяна: когда литературный сценарий ему не нравился, он отказывался участвовать в режиссерском. Так было на «Родне»: Адабашьян нас покинул, Никита болел свинкой (у него поразительное везение на детские болезни — в недетском возрасте умудрился переболеть свинкой, корью, коклюшем), сидел с опухшим лицом, и мы маялись, придумывая будущий фильм. Он вообще умеет вытянуть из каждого все, что тот способен дать картине. Прекрасный, по-моему, в режиссерском деле талант!

Ко всему ненужному Михалков безжалостен: неважно, какими трудами дались кадры, важно, что они картине дают. От фильма к фильму избыточного материала становилось все меньше и меньше. Практически последние наши ленты — «Пять вечеров», «Родня», «Без свидетелей» — сняты «от хлопушки до хлопушки». 

И вот что еще: Михалков способен легко перестраиваться, принимать любое интересное предложение, если оно работает на общий замысел. Это качество редкое.

Мне приходилось убеждаться в его актерских способностях в условиях самых для него неблагоприятных. В «Неоконченной пьесе для механического пианино» Михалков не должен был играть. Но пришлось заменить Стеблова, попавшего накануне в катастрофу. Для группы это было тяжело и мучительно: когда режиссер снимается сам, он не видит целиком сцену, не может оценить сторонним взглядом собственную работу, его одолевают беспокойство. Сомнение, так ли получилось, так ли он сам сыграл. В то время еще не было видеомагнитофонов, которые позволяют продублировать сцену, сразу же на площадке видеть снятое. Впрочем, может, это и к лучшему. Иначе он замучил бы всех дублями и пересъемками...

Есть режиссеры, которые все передоверяют своим помощникам: так или чуть иначе, для них существенного значения не имеет. В том кинематографе, который исповедует Михалков, несущественных мелочей и второстепенных частностей нет — важно все.

Актерское мастерство Михалкова я ценю очень высоко. Могу только сожалеть, что в «Очах черных» главную роль сыграл не он, потому что единственное, по-моему, чем занят там Марчелло Мастроянни, — «играет» Никиту Михалкова, причем играет, на мой взгляд, не лучшим образом. Любшин в «Пяти вечерах» тоже, думаю, играл Никиту Михалкова, но играл гениально, хотя и движения, и походку, и то, как шляпу надевает, и интонации голоса — все брал от режиссерского показа. Но это творил русский актер, притом прекрасно понимавший, что хочет от него режиссер, что за характер стоит за этими манерами и жестами. В общем-то, все актеры в фильмах Михалкова играют его самого — каждая роль еще до фильма прожита им самим, он умеет показать, как играть, и делает это блистательно. Как режиссер, он показывает даже лучше, чем сам играет. Внутреннюю организованность он умеет соединять с эмоциональностью, способностью к неожиданностям, к взрывам, к фейерверкам находок. Ведь те непредсказуемые повороты в поведении его героев, вроде финального пробегало склону внезапно запевшего героя Калягина в «Неоконченной пьесе», — это все придумано Михалковым.

В его съемочной группе всем приказано обожать актеров: как бы на самом деле ты к артисту ни относился — должен делать вид, что очень любишь. И сам он к актеру относится с обожанием. По-настоящему. Актер — главное. Актерского таланта не заменить ничем. А если кого из актеров он не любит, то просто не позовет к себе сниматься.

Творческая, по-настоящему товарищеская атмосфера царила на съемках «Рабы любви», «Неоконченной пьесы для механического пианино». На «Обломове» уже обстояло сложнее, но все равно главенствовала общая увлеченность работой, самим процессом создания фильма. Самое страшное в кино, да и в любой области, я думаю, когда человеку важнее не то, что сам он о своей работе думает, а что скажут о ней другие, похвалят или не похвалят, купят или не купят.

Его требовательность и определяет взаимоотношения со всеми участниками съемок. С теми, кто работает хорошо, отношения самые замечательные, с теми, кто плохо, — вообще больше никаких отношений не будет, и чаще всего расставание происходит сразу же. Его человеческие качества могут нравиться или не нравиться, но одно уникально — его работоспособность. Случалось, я уже падал от усталости, а он словно ее и вовсе не замечал. Трудиться он может круглые сутки с утра до утра. А это ведь и нравственное оправдание требовательности к другим! Наверное, это и послужило поводом к тому, что мы расстались после «Без свидетелей»; ему показалось, что я стал работать меньше, чем раньше. Возражать в таких случаях бесполезно: даже просто физически ни один из его сотрудников не способен столько, сколько он, отдавать делу.

«Без свидетелей» очень тяжело шла в работе, как ни одна из прежних картин. Хотя вроде бы снимать проще простого — два актера, одна декорация. Думаю, в основе всех наших сложностей — сама пьеса, по которой был написан сценарий, неглубокая по самой своей сути. Все время драматургически не сходились концы с концами, из-за этого тяжело работалось с актерами, каждый вечер после съемки надо было переписывать завтрашнюю сцену. Сказывалась общая усталость, Никита нервничал, цапался с группой. И я, и основная часть группы пришли с другой картины — с «Избранных» Соловьева; начали съемки, не успев к ним как следует подготовиться. В первый раз я не участвовал в написании режиссерского сценария; по меньшей мере половину вопросов, прежде решавшихся до начала съемок, надо было выяснять на площадке. <...>

Лебешев П. При миллионах свидетелей // Советская культура. 1988. 2 февраля.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera