Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Автор: Лео Мур
Поделиться
Два глаза и 46 объективов
Лео Мур о Тиссэ
Эдуард Тиссэ на палубе крейсера «Двенадцать апостолов». Съемки фильма «Броненосец „Потемкин“». 

Дым. Зарево пожарищ. Взорванные мосты. Развороченные рельсы. Перестрелка. Перебежки. Разрывы снарядов.

Среди грохота канонады — потрескивание киноаппарата. У самой линии огня. То здесь, то там.

Крупный план — сквозь дым — около кино-аппарата — молодое улыбающееся лицо — представительная надпись: Оператор Эд...

Вот юла! Уже нет! Выбежал из кадра. Уже снимает в другом месте!
Трудно поймать. Только к вечеру. В вагоне поезда имени Лепина (чехословацкий фронт). Худощавый блондин в форме красноармейца вынимает из аппарата кассету, битком набитую взрывами, перебежками, дымом и пламенем. Прикомандированный к поезду — оператор Эдуард Казимирович Тиссе.

Боевое операторское крещение — в огне империалистической и гражданской войны.

Съемка военной хроники на всех фронтах. С киноаппаратом наступает на чехословаков, на Двинск, Крым, Урал; с первой Конной проходит путь от Воронежа до Ростова.

Конец гражданской войны.

Тиссэ со своим аппаратом не отстает от жизни ни на секунду. С агитпоездом Калинина ездит по Кубани. Снимает голод в Поволожье. Не пропускает ни одного важного события. На Урале, на дальнем севере снимает производственные фильмы. Вперемежку со съемкой хроники снимает художественные картины с реж. Чайковским и Гардиным.

23-й год. Начинается регулярное кино-производство, Тиссе снимает с реж. Сабинским «Василия Грязнова».

24-й год. С Эйзенштейном — съемки «Стачки». Между оператором и режиссером крепкая склейка: смонтировались друг с другом. Перебивка Гардиным и Грановским (после «Стачки» Тиссе снимает «Золотой запас» и «Еврейское Счастье»).

Перебивка не нарушает «монтажной увязки». Съемки «Броненосца», Тиссе с Эйзенштейном въезжают на «Броненосце» в застойные воды совкинематографии. Поднимают волны. Чуть не тонут в прибое хвалебных рецензий и отзывов, докатывающихся к ним со всех сторон СССР и из-за границы.

Тиссэ с Эйзенштейном проводят вместе «Октябрь» и «Генеральную линию».

Годы съемок хроники и последующая работа выработали в Тиссе быстроту и натиск. Снимает с большим напором. Оператор «высокого давления». Плановость. Точность и аккуратность. Предусмотрительная страховка от капризов пленки. Полное овладение техникой съемки.

На съемку Тиссе приезжает как американский банкир в отель — с четырнадцатью чемоданами. Один в шестиместном автомобиле — и то тесно. Штативы, объективы, разные приспособления. У Тиссе самый полный в Европе набор всего нужного для съемки.
Своей предпоследней любви — «Белл-Хауэлсу» Тиссе изменил. Сейчас у него красавец «Дебри 1» — последняя конструкция с особыми дополнениями по специальному заказу Тиссе.
Аппарат стройная, изящная балерина на 3-х ножках. Это — если на нормальном штативе. Есть еще два: гигант и карлик.

Выпрямившийся во весь рост аппарат упирается головой в потолок. Напоминает марсианина из «Мира приключений». На карликовом штативе — аппарат похож из распластавшуюся лягушку.

Откуда только, с каких точек зрения и птичьих «дуазо» Тиссе не снимал! С мачт броненосца (падал оттуда раздельно с аппаратом и очень жалел, что не мог снимать на лету!), с адмиралтейской иглы, из глубоких ям, с храма спасителя, стоя по горло в воде, с нефтяных вышек, с аэропланов, с «колбас», увязши в болоте, с мотоцикла, делающего на гоночном треке 140 клм. в час, с канонерок, галопирующих лошадей, брыкающихся тракторов, броневиков, буйволов и верблюдов, с вращающегося подъемного крана, стоя, лежа, подвешенный, привязанный, сидя верхом на Александрове!

У Тиссе два глаза и 46 объективов. Глаза голубые и зоркие.

Объективы тонко шлифованные.

Объективы уютно лежат в красном бархате специальных футляров, как колье и купоны у ювелиров. Один из теле-объективов — полметра длиной и похож одновременно на пушку и телескоп. Другие ростом помельче. Тиссе пользуется самой светосильной оптикой от 1:1, 5 до 1:2, 3. Целый ряд особых приспособлений: — светофильтры, гармошки, защищающие от избытка света, моляр- и диффузион линзы, исчерченные тончайшей перекрещивающейся штриховкой, диски из молочного и матового стекла, шелковые сетки, скомбинированные в сложнейшие сочетания и т. д.

Аппарат снабжен мотором, но Тиссе редко им пользуется: прицепленный к аппарату мотор не позволяет смотреть во время съемки в глазок и проверять глазом правильно ли объектив воспринимает снимаемое.

Тиссе на натуре берет кадр с исключительной быстротой. Кричит помощникам:

— Миша, Петя, Коля, давайте аппарат вот туда.

Не успеют они оглянуться, как Тиссе сам, ухватив двухпудовый аппарат, переносит его и ставит на место. С помощниками у Тиссе полный контакт. Он объясняет им все технические приемы и вырабатывает из них операторскую смену.

Во время съемок в ателье Тиссе «мучает» осветителей тщательной и аккуратной установкой света. Осветители, несмотря на обычную сложность установки света для Тиссе, любят работать с ним. Тиссе сочетает оригинальность освещения, своеобразную фантастику света с простой и рациональной системой установки осветительной аппаратуры.

У Тиссе «диалектический подход» к съемке. Один и тот же кадр может быть заснят по-разному. Все зависит от монтажной значимости кадря, его увязки с предыдущим и последующим.
Тиссе влюблен в жизнь и кино, в крупные планы человеческих лиц и в пейзажи, в свои линзы, объективы, сетки, молярки. Влюблен в световые лучи.

— Нет ничего нефотогеничного, — заявляет он. Все можно одеть в новые световые одежды. Все можно при надлежащем выборе ракурса и соответствующей обработке светом сделать «фотогеничным».

Порывистый в движениях, но сдержанный и «подобранный» по характеру, беспрестанно совершенствующийся и учащийся на своих ошибках, Э. К. Тиссе занимает одно из самых выдающихся мест среди наших операторов.

За ним уже 15 лет, пройденных вместе с кино-аппаратом.

Мур Лео. Эдуард Тиссе // Советский экран. 1929. № 5.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera