Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Ни на минуту не останавливается
О режиссере (эссе 1916 года)

В среде кинематографических режиссеров выдвинулся Е. Ф. Бауэр. Нужно, по-видимому, обладать действительно талантом, чтобы завоевать прочное и признанное всеми положение в той среде, которая верит только в гору рекламы, обычно родящую мышь художественной ценности.

Мы не беремся составлять себе исчерпывающего суждения о талантах Е. Ф. Бауэра. Но думаем, что они также незаурядны, как многогранен и его житейский опыт.

Жизнь его хорошая школа для кинематографического режиссера.
Он был актером, художником-декоратором, журналистом. Хорошо знаком с фотографией и чуть ли не цинкографией. И как последний и блестящий экзамен на истинного работника искусства — он провалился на антрепризе.

Его постановки обычно художественно задуманы, красиво-декоративны, чужды шаблону. Размеренно комбинируются и сменяются впечатления отдельных картин. Всегда умелое освещение, точная перспектива.

Что особенно ценно в творчестве Е. Ф. Бауэра, это то, что оно ни на минуту не останавливается. Он ищет новых декоративных и световых возможностей, пытает новыми и новыми опытами тесное полотно экрана.

У него есть свои вкусы. Он не любит далекой перспективы. И в этом сказывается его вкус как художника. Далекие перспективы интересны только фотографу. Но у него есть и свои пристрастия, как у фотографа. И эти пристрастия составляют его слабую сторону.

В мизансценах Е. Ф. Бауэр дает больше позы, чем движения и игры. Эта другая сторона постановки представляет того второго зайца, за которым Бауэр не хочет или боится еще гнаться, боясь упустить первого.

Посвятив себя кинематографии, Е. Ф. Бауэр подошел к новому делу прежде всего как художник. Это было необходимо и своевременно. Первые опыты молодой русской кинематографии были крайне плачевны. В них недоставало буквально всего — и содержания, и внешности.

Что касается содержания, — то это было не так еще обидно. Иностранные картины, пожалуй, еще меньше заботились о психологической значительности своих драм и комедий.
Но отсутствие умелой художественной постановки и хорошей фотографии било в глаза и наводило на весьма грустные выводы, — о нашей неспособности тянуться за иностранцами.

Нужно отдать должное энергии и большому художественному умению Е. Ф. Бауэра. Он сумел поставить русскую кинематографическую картину на ту высоту, на какой давно
стояли картины заграничные. Такие его постановки, как «Песнь торжествующей любви», «Пламя неба», «Борис и Глеб», «Невеста студента Певцова», могут выдержать какое угодно сравнение, и даже
научить кой-чему новому иностранных фабрикантов лент.

Психологическая сторона сюжета и игры часто ускользает из поля его внимания, в ущерб цельному художественному и глубокому впечатлению. Мы не думаем, чтобы как раз здесь пролегала последняя черта Бауэровских исканий. Исчерпав с достаточной полнотой чисто внешние возможности экрана, он неизбежно должен прийти к углублению и разработке психологического материала пьесы. Это будет второй и самый крупный шаг в его творчестве, который откроет ему необозримое поле для работы художественной мысли.

Туркин В. Е.Ф. Бауэр // Пегас. 1916. № 2.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera