Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Грустные львы европейской культуры
Андрей Плахов о «Льве с седой бородой»

Компьютерные чудеса так и остались прерогативой заокеанской киноиндустрии — российская анимация сохраняет патент на «штучность», интеллектуальный блеск и авангардность экранного языка. И во многом — благодаря Андрею Хржановскому. Вместе с Юрием Норштейном и еще двумя-тремя мастерами анимации своего поколения он произвел революцию в этом виде кинематографа.

Хотя слово «революция», возможно, не совсем точное. При всей их формальной изобретательности картины Хржановского явно тяготеют к классике. Острота эксперимента в них сглажена, гармонизирована, что сполна проявилось в пушкинском цикле. Гармонична и новая картина — грустная сказка о льве с седой бородой, родившаяся из литературной фантазии Тонино Гуэрры, которому стольким обязан мировой кинематограф.

Гуэрру долго «не замечали» в тени Феллини: пока не выяснилось, что самый исповедальный фильм режиссера, «Амаркорд», автобиографичен скорее для сценариста. Гуэрра замечательно работал и с другими европейскими мастерами — с Антониони, Тарковским, с греком Тео Ангелопулосом. Теперь он вернулся в «свою Россию», где всегда был любим. А Хржановский открыл «свою Италию»: с наклонным призраком Пизанской башни, музыкой Нино Роты и феллиниевским цирком.

Мир Феллини плотский, чувственный, ритуальный. Мир Хржановского философски меланхоличен. И тот, и другой полны доверия к жизни, не стесняются сентиментальности, знают цену простым вещам. Потому оказалось возможно их экранное соприкосновение — пусть один мир перекочевал на пленку из реального, а другой был целиком вымышлен и нарисован. Хржановский создает мир абсолютно «очеловеченный».

У дрессированного льва Амедео не просто человеческое лицо. Оно обретает сходство то с Эйнштейном, то с Феллини, то с самим Хржановским. Есть у льва и воспоминания, есть (точнее была) подруга, львица, чем-то смахивающая на Джульетту Мазину.
По-детски ясную сказку о старости и смерти можно прочесть и как аллегорию европейской культуры — кинематографической, и не только. Ее львы и леопарды один за другим уходят, оставляя воспоминания о золотом веке.

Плахов А. Грустные львы европейской культуры // Коммерсантъ Дейли. 1994. 12 ноября.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera