Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
Таймлайн
19122019
0 материалов
Поделиться
«Во всех своих неудачах виноваты только вы сами»
Увольнение с Одесской киностудии

История этого фильма началась при обстоятельствах почти случайных:

«В свое время, — вспоминала Кира Муратова, — в трудный для меня момент Л. Голубкина, редактор Сценарной студии, предложила мне экранизацию просто для того, чтобы как-то меня поддержать. Я выбрала Короленко „В дурном обществе“, просто так, почти наугад. А потом стала работать и увлеклась. Сценарий я написала не для себя. Написала и сдала. Несколько лет он лежал на студии им. Горького. Потом кто-то начал его снимать, но фильм закрыли... Когда мне разрешили снова работать режиссером, я предложила этот сценарий. Одесская студия перекупила его у студии им. Горького, и я запустилась»[1].

Этот выбор Муратовой легко объясним: после «Коротких встреч» и «Долгих проводов» современная тема, то бишь благословенная советская жизнь, была для Муратовой закрыта. Оставалась экранизация непременно классики, что-нибудь далекое, желательно полузабытое, не ахти сколь известное. И главное — «нейтральное». Выбор Короленко в этом отношении, казалось, был на редкость удачен. Известный, официально признанный «прогрессивным» и... абсолютно в те годы нечитаемый писатель.

Литературный сценарий утвердили, но с весьма примечательными
оговорками:

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 

по литературному сценарию «Дети подземелья» 
Автор сценария и режиссер — К. Муратова

Сценарная редакционная коллегия УССР рассмотрела и обсудила литературный сценарий К. Муратовой «Дети подземелья», написанный по повести В. Короленко «В дурном обществе».
В сценарии четко прослеживается основная мысль первоисточника, направленная на утверждение добра, гуманности, взаимопонимания между людьми. В нем нашли место определенные социальные характеристики действующих лиц, точные детали, определяющие время и место действия.

Вместе с тем сценарная редакционная коллегия считает, что в киносценарии должны быть учтены некоторые мотивировки поведения и состояния отца Васи, самого мальчика, а также необходимо отказаться от излишнего акцентирования польского колорита (имена персонажей, характерные выражения и т. д.).
Учитывая ориентацию будущей картины в основном на молодежную аудиторию, следует избегать натурализма, показа излишней жестокости обывателей, особенно в эпизодах изгнания обитателей подземелья.

На наш взгляд, следует расширить сцену встречи и беседы отца Васи и Тыбурция (в предфинальной части сценария).
СРК Госкино УССР считает возможным принять литературный сценарий «Дети подземелья», разрешить запуск его в киносценарий и представить в Госкино СССР для включения в тематический план Одесской киностудии на 1983 год.

Зам. главного редактора Ю. У. Новиков 
Член СРК Госкино УССР А. Н. Зарудный

Стоит отметить пожелание опустить «польский колорит» — то ли не желали намекать на былое вхождение Польши в состав Российской империи, то ли на то, что в 1939 году СССР отобрал у Польши земли, на которых происходит действие фильма.
Достаточно миролюбиво, с теми же пока что мягко обозначенными поправками СРК Украины приняла киносценарий Муратовой. В основном с этого и начались знакомые мытарства, безмятежное продвижение замысла было приостановлено.

Начались пока еще не только и не столько из-за Муратовой, сколько из-за самого Короленко. Лояльность властей к писателю объяснялась довольно просто: забвением его философских и политических воззрений. При том что его практически не читали, каждый школьник знал адаптированный вариант повести «В дурном обществе» — «Дети подземелья». Удачный на первый взгляд выбор материала для экранизации неожиданно обернулся своей противоположностью. Сценарная редакционная коллегия начала бороться за любимого детского писателя Короленко. Но Короленко в рамки ортодоксального детского писателя не вписывался. Однако московские редакторы не желали этого признавать.

Председателю Госкино Украинской ССР тов. Олененко Ю. А.
Директору Одесской киностудии тов. Збандуту Г. П.

Главная сценарная редакционная коллегия рассмотрела киносценарий «Дети подземелья» (автор сценария и режиссер К. Муратова).

Коллегия отмечает, что в киносценарии наметилась определенная тенденция усложнения литературного материала, изменения смысловых и сюжетных акцентов, осовременивания языка. История детей, отношения Васи и его отца отошли на второй план. Главное место, особенно в первой половине сценария, стала занимать тема «дурного общества», не подкрепленная социальным контекстом. Режиссерская трактовка отдельных эпизодов (смерть матери Васи, переживания судьи и др.) раскрывает эстетику фильма, весьма далекую от литературного первоисточника. Гуманизм повести В. Г. Короленко, написанной с точных социальных позиций, начинает приобретать в сценарии абстрактный характер (например, сцена 21).
Главная сценарная редакционная коллегия обращает внимание режиссера и редактуры студии на необходимость приведения киносценария в соответствие с литературным вариантом, утвержденным Госкино СССР Необходимо также выполнить замечания, изложенные в заключении Госкино УССР.
Все предложенные поправки следует произвести в новом варианте киносценария.

Главный редактор коллегии А. В. Богомолов 
Главный редактор тематической группы В. В. Кузнецова

Муратова пишет новый вариант киносценария, пытаясь так или иначе учесть высказанные замечания. Однако в Малом Гнездниковском по-прежнему недовольны результатом:

Председателю Госкино Украинской ССР т. Олененко Ю. А.
Директору киностудии им. А. П. Довженко т. Путинцеву А. Г.

Главная сценарная редакционная коллегия, рассмотрев киносценарий «Дети подземелья» (автор сценария и режиссер К. Муратова), считает, что замечания, содержавшиеся в заключении ГСРУК на предыдущий вариант киносценария, не выполнены. Главная сценарная редакционная коллегия еще раз предлагает режиссеру и студии вернуться к духу и букве литературного сценария.

Главный редактор коллегии А. В. Богомолов 
Главный редактор тематической группы В. В. Кузнецова

Тем не менее, в апреле 1982 года студия заключает с Муратовой договор и фильм запускается в производство.

Однако после предъявления чернового монтажа фильма разражается уже настоящий скандал. По словам Муратовой, «основные конфликты были с тогдашним председателем Госкино УССР Ю. А. Олененко и директором Одесской киностудии Г. П. Збандутом. Хотя потом Збандут мне признался, что действовал не по своей воле. Он был совершенно задерган начальством. Дело в том, что ему фильм очень нравился. Он считал, что я наконец-то делаю то, что надо. А в Киеве его поставили на место, заявив, что он преступил идеологическую бдительность. В Одессу Збандут вернулся с указанием картину исправить. А мне сказал: „Ты свободный художник, а я подчиненный человек“. С этого все и началось».

ПРИКАЗ ПО ОДЕССКОЙ КИНОСТУДИИ 

г. Одесса № 695 
23 декабря 1982 г.

Содержание: О мерах, обеспечивающих завершение производства кинофильма «Дети подземелья»

Сценарная редакционная коллегия и руководство Госкино УССР рассмотрели черновой монтаж фильма «Дети подземелья» (режиссер-постановщик К. Г. Муратова) и отклонили его, предложив внести ряд смысловых поправок. Студии предложено после внесения этих поправок вторично представить черновой монтаж для согласования его с Госкино УССР, после чего будет рассмотрен вопрос о возможности озвучания <...>.

Директор Одесской киностудии Збандут Г. П.

Как вспоминает Кира Муратова: «Поправок было около пятнадцати. Часть киевских, часть московских. Где-то они сливались, где-то расходились. Логики во всем этом было крайне мало. Например, требовали вырезать горящую шляпу в конце фильма. Хотели, чтобы Маруся не умирала на экране. Хотели сгладить крайности в изображении нищенства. Видимо, усматривали аллюзии в том, что нищие едят мало мяса. Требовали, чтобы не было такой резкой разницы между сыном судьи и нищего. Когда я говорила: „Зачем же тогда делали революцию?“, отвечали: „Ну, Вы же сами все понимаете!“

С одной стороны, спрашивали про нищих, почему они так живописно одеты, а с другой — почему они у Вас такие нищие? Я уже дошла до состояния несколько нервического в спорах с ними».

Столь странные претензии вполне объяснимы. Фильм не укладывался в привычные рамки. Все было как бы очень похоже на до боли знакомых «Детей подземелья». Но что-то неуловимо мешало или, наоборот, чего-то не хватало. Естественно, напрашивался вывод — убрать лишнее, то есть философские монологи, мертвую девочку, чрезмерную красивость нищих. Или добавить недостающее — философские диалоги, живую девочку, опрятность в одежде нищих.

На самом деле лишней была сама Муратова. И усугублял ее ненужность Короленко. Фильм с самого начала был обречен на запрет. Никакие, даже самые глобальные, поправки не могли исправить положение, сделать картину приемлемой для официоза. Приписываемые фильму политические или идеологические ошибки в данном случае ничего не объясняли. Фильм в целом шел вразрез с нормой. И главные расхождения носили скорее эстетический характер. А здесь редакторская «помощь» была уже абсолютно излишней.

Уникальность ситуации состояла в том, что Муратова заранее отказалась от каких бы то ни было поправок. Она вступила в борьбу не за сохранение фильма, а за принцип невмешательства в работу режиссера. Что было тому причиной, трудно сказать: то ли твердость характера, то ли абсолютная уверенность в себе, то ли природное упрямство и дурной характер. А возможно, что в конце концов лопнуло терпение — «достали». Но именно она, проиграв все сражения, лишившись авторства в фильме, а затем и работы, дисквалифицированная, уволенная со студии, в конечном счете выиграла в главном — именно она одна из немногих режиссеров своего поколения оказалась художником, на которого сегодняшний так называемый кризис кино не оказал разрушающего действия.
Однако вернемся в декабрь 1982 года.

Директору Одесской киностудии 
тов. Збандуту Г. П.

ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА 

По поводу приказа по Одесской киностудии № 695 от 23 декабря 1982 г. «О мерах, обеспечивающих завершение производства кинофильма «Дети подземелья»

<...> По существу содержания приказа:

Как Вам известно из выступления режиссера-постановщика К. Г. Муратовой на заседании сценарно-редакционной коллегии Госкино УССР 13.XII.82 г., из моих устных сообщений и письменной докладной записки от 21.XII.82 г., тов. Муратова категорически отказывается выполнять рекомендации Госкино УССР.

Ознакомившись 23.XII.82 г. (ее роспись в книге раздачи приказов имеется) с приказом № 695, она заявила мне, о чем я еще раз вынужден поставить Вас в известность, что она отказывается вносить поправки, рекомендованные Госкино СССР, и выполнять приказ отказывается. Никакие моральные меры с моей стороны не приводят к каким-либо результатам, а никаких других мер воздействия ни на т. Муратову, ни на решение вопроса о дальнейшей судьбе фильма, на завершение работы над ним я принять, как Вам известно, не в состоянии...

Директор к/к В. Дмитриев

Збандут вынес резолюцию: «Прошу получить у т. Муратовой письменное объяснение по случаю поставленных здесь вопросов».
Начальник производства В. Я. Кагайнис провел расследование. Однако переписка продолжала носить односторонний характер.

Директору Одесской киностудии тов. Збандуту Г. П.

РАПОРТ

В соответствии с распоряжением по директорскому совещанию от 27.12.82 (пункт 2) и Вашей резолюцией на докладной записке директора к/к «Дети подземелья» тов. Дмитриева В. Н. от 24.12.82 я предложил тов. Муратовой К. Г. дать объяснения в письменном виде о причинах невыполнения приказа по внесению поправок.

Тов. Муратовой К. Г.

1) Принять изложенное предложение в письменной форме отказалась.
2) Дать письменное объяснение отказалась.
3) Подтвердила, что она считает монтаж фильма «Дети подземелья» законченным, а необходимые поправки может сделать в процессе озвучания.

29.12.82. В. Кагайнис

Режиссеру-постановщику фильма «Дети подземелья» 
тов. Муратовой К. Г.

Рапортами директора картины тов. Дмитриева В. Н. и начальника производства т. Кагайниса В. Я. дирекция киностудии поставлена в известность, что Вы отказываетесь выполнить приказ по студии № 695 от 23 декабря с. г., чем ставите под угрозу срыва сроки производства фильма и исполнение генеральной сметы.

Еще раз объясняю Вам, что соблюдение плановой, производственной и финансовой дисциплины является строго обязательным.
Обязываю Вас выполнить приказ № 695 и немедленно представить письменное объяснение по затронутым вопросам.

Г. Збандут

Распоряжение вернулось обратно к Збандуту с припиской Дмитриева: «В присутствии директора к/к Дмитриева В. Н. т. Муратова ознакомилась с этим письмом, принимать и расписываться отказалась».

Мало того, Муратова, словно не замечая всю эту свистопляску, обращается к директору студии Збандуту с просьбой разрешить озвучивание картины. Ответ не заставил себя ждать.

ПРИКАЗ № 10 по Одесской киностудии художественных фильмов 

7 января 1983 г.

Содержание: О временной консервации производства фильма «Дети подземелья».

Приказом по студии № 695 от 23 декабря 1982 года была отмечена незавершенность работ по монтажу фильма «Дети подземелья» и предлагалось закончить эти работы с учетом рекомендаций Госкино УССР и сценарной редакционной коллегии студии.
По состоянию на 6 января с. г. ничего в этом направлении не сделано. Докладными записками директора картины т. Дмитриева В. Н. от 24 и 29 декабря 1982 года, от 3 января 1983 года рапортом начальника производства т. Кагайниса В. Я. руководство студии поставлено в известность, что режиссер-постановщик т. Муратова К. Г. завершить работы по монтажу до начала озвучания отказалась. Отказалась т. Муратова К. Г. и от представления письменного объяснения о причинах такого поведения.
Своим заявлением от 3 января с. г. Муратова К. Г. поставила вопрос о проведении озвучания и перезаписи, мотивируя это тем, что в результате просмотра в полном объеме (со звуком) может возникнуть окончательный взгляд на картину.

Поскольку проведение озвучания до утверждения монтажа фильма является нарушением существующей в кинопроизводстве технологии и потому не может быть разрешено и во избежание дальнейшего роста непроизводительных расходов из-за простоя съемочной группы,

ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Полагать фильм «Дети подземелья» с 6 января с. г. находящимся во временной консервации.
2. Начальнику производства т. Кагайнису В. Я. на период консервации съемочную группу расформировать.
3. Центральной бухгалтерии (т. Чайченко Л. А.) финансирование производства фильма с 7 января до возобновления работ прекратить.
4. Комиссии в составе <...> в недельный срок представить свои конкретные предложения о мерах, позволяющих возобновить, успешно завершить производство фильма на должном идейно-художественном уровне, в установленные сроки и в пределах выделенных сметных ассигнований.
Комиссии представить свои предложения совету при директоре студии до 14 января с. г.

Директор киностудии Г. П. Збандут

Муратова отвечает на директорский приказ отчаянным письмом:

Директору Одесской киностудии тов. Збандуту Г. П.
от режиссера-постановщика Муратовой

РАПОРТ 

Уважаемый Геннадий Пантелеевич!

Я категорически возражаю против грубого вмешательства в режиссуру фильма «Дети подземелья». <...> Я не возражаю против показа и всегда прислушиваюсь к советам, но советы и грубые оргвыводы — разные вещи. Вызывают на просмотр в Москву, а едем мы, причем дважды, только в Киев. С Москвой говорят лишь по телефону — и решают заменить меня — режиссера-постановщика — лишить меня даже профессионального права довести фильм до конца перед сдачей.

Теперь по существу вопроса.

Ленин сказал когда-то: «все, кроме контрреволюции и порнографии». А здесь что? Придирки к стилю, упреки в «нарочитости», «картинности». А как в таком случае — балет или стихи? Это естественно или искусственно? Это более искусственно, но попросту более привычно и уже имеет полочку с названием. Неужели обязательно всякую свежесть формы принимать в штыки? Неужели обязательно должны всегда пройти десять, двадцать лет привыкания? И одновременно столько же лет жизни живого и смертного автора? Такое отношение ко мне произвольно и преступно.

Да, такая здесь форма — в этом фильме. Не натуралистически хроникальная, а экспрессивно яркая, образно живописная. Да, автор любит краски и метафоры, любит биение и красоту и одухотворенность материи, которая во всех своих проявлениях выразительна, и притягивает взгляд, и многогранно сияет, и постоянно доказывает, что жизнь прекрасна уже потому, что она жизнь, и автор смотрит на нее живым и влюбленным в одухотворенную материю жизни взглядом художника-живописца. Почему это можно понимать, когда касается старых мастеров живописи, и нельзя, когда касается новых мастеров кино?

Или пресловутый разговор про «патологию».

Какая же патология? Язвы капитализма — это что? Нищенство — это что? Это социально объяснимые симптомы гибельного устройства капиталистического общества, выраженные к тому же не натуралистически, а образно-сжато. Какая, к примеру, патология в человеке, который унижается перед полицейским, стараясь привлечь его внимание к своей горестной персоне советами о пользе гимнастики мышц лица? Да, он как за соломинку хватается за эти советы — он видит сейчас в них свое спасение. Что же в этом? В этом только сконцентрированно выраженная печальная участь этого выброшенного за борт общества человека.

Откуда вдруг такое требование, такое стремление к слащавой миловидности, к лозунгу-вопросу парикмахера: «не беспокоит?» Разве искусство не должно беспокоить? Ведь это неверный взгляд — идеологически и художественно. В режиссерских приемах присутствует экспрессивность, ну так что же? Что в том дурного? Разве только привычный стиль приемлем? Или только штамп и стереотип приемлем?

Вы понимаете ли, Геннадий Пантелеевич, дорогой, что все это неправильно, но и предвзято и введет к косности?

Я нахожусь во всесторонне безвыходном положении, и это Вы тоже, думаю, понимаете. Но я не могу разрушить фильм, потому что это неправильно, антихудожественно и было бы похоже на убийство. Прошу Вас, не делайте этого. Нельзя так делать. Нельзя уничтожать ценности, зафиксированные на негативной пленке. Даже если фильмов много, надо к каждому относиться как к живому человеку и не отрезать ему руки просто потому, что кому-либо не нравится их форма. Не любой же приказ выполнить можно.

Вся моя жизнь в кино — одна только травля. Но в данном случае страшнее всего, потому что не дают даже доделать, не желают даже увидеть доделанное. Прошу Вас, остановите это. Да не платите мне постановочных денег, в конце концов не давайте больше снимать, но дайте же доделать то, что почти закончено. Ведь вы же видите, что я вкладываю в это все, что во мне есть живого. Не портите, пожалуйста, этот фильм. В нем есть своя конструктивная пропорция, и ее не следует разрушать. Не портите его.

Прошу Вас, доведите этот мой рапорт до сведения вышестоящих инстанций. Я все еще надеюсь на доброжелательное начало.

С уважением
Режиссер-постановщик фильма «Дети подземелья»
К. Муратова

Директор студии не отмолчался и в ответном послании попытался защитить свою позицию.

Режиссеру-постановщику тов. Муратовой К. Г.

Уважаемая Кира Георгиевна!

Ваш рапорт от 10.10.83 г., к сожалению, никаким образом не меняет возникшую по Вашей вине ситуацию в к/к «Дети подземелья». Ваше «категорическое возражение» против «грубого вмешательства» в режиссуру фильма «Дети подземелья» лишено всяких юридических и моральных оснований.

У Вас было достаточно времени и возможностей для того, чтобы найти рациональные творческо-производственные решения, позволяющие, в соответствии с утвержденным режиссерским сценарием, Вашим творческим замыслом, а также с учетом высказанных Вам студией рекомендаций и предъявленных Вам Госкино УССР требований, завершить монтаж фильма.

Тем самым Вы нарушили и требования подписанного Вами договора на постановку фильма, что вынуждает дирекцию студии расторгнуть договор со всеми вытекающими последствиями.
К сожалению, не выдерживают критики и высказанные Вами в этом рапорте соображения по организационным и идейно-эстетическим вопросам.

Госкино УССР является органом, которому поручено осуществлять государственное руководство постановкой фильмов, а не «давать советы» режиссерам-постановщикам.
Не всякое «новое» есть действительно новое. «Непривычное» — еще не критерий подлинного новаторства, что Вы, разумеется, сами великолепно понимаете.

Не могу согласиться с тем, что вся Ваша жизнь в кино — одна только травля. К сожалению, во всех своих неудачах виноваты только Вы сами. И в случае с к/к «Дети подземелья» я не знаю человека, который не стремился бы Вам искренне помочь. И только Ваше неуважительное, пренебрежительное отношение к любым рекомендациям завело дело в тупик, найти выход из которого Вы не хотите помочь. Вот это и есть косность.

Разумеется, руководство студии сделает все, чтобы фильм был закончен и сдан, чтобы коллектив студии (в который раз!) не пострадал исключительно из-за ваших заблуждений (пусть даже искренних) и Вашего упрямства (не имеющего оправданий).

С уважением, Г. П. Збандут

Муратова продолжает стоять на своем, ну а дирекция применяет далее очередной — абсолютно классический — для тех лет ход:

ПРИКАЗ

по Одесской киностудии художественных фильмов № 39
г. Одесса
24 января 1983 г.

Содержание: О неудовлетворительном выполнении приказа № 695 от 23 декабря 1982 года и дополнительных мерах, обеспечивающих завершение производства кинофильма «Дети подземелья.
<...>

ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Тов. Муратову К. Г. от работы над фильмом в связи с ее отказом завершить монтаж картины отстранить. За невыполнение приказа № 695 от 23 декабря 1982 г. т. Муратовой К. Г. объявить строгий выговор.
2. Юрисконсульту т. Винницкой В. А. рассмотреть сложившуюся ситуацию с учетом договорных отношений студии с режиссерами и внести свои предложения по вопросу о материальной ответственности т. Муратовой за допущенные непроизводительные расходы.
3. Режиссеров-постановщиков гг. Лупия Я. В., Новака В.3., Левина В. Н. прикрепить к кинокартине с 18 января с. г., поручив им завершение монтажа фильма, проведение его монтажа и перезаписи <...>

Директор киностудии Г. П. Збандут

Но в отработанный до деталей сценарий «укрощения строптивых» вторглись неожиданные обстоятельства:

Директору киностудии тов. Збандуту Г. П.

ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА

В соответствии с приказом по киностудии № 39 работу по завершению монтажа, озвучания и перезаписи по фильму должны осуществить тт. Лупий Я. В., Новак В. З., Левин В. Н.

т. Лупий призван на военные сборы, 
т. Новак отказывается от этой работы, 
т. Левин один отказывается также. 
Прошу помочь — сроки уходят. 28.1.83.

Директор к/к Дмитриев

Похоже, у коллег по режиссерскому цеху, назначенных в экзекуторы, проснулась классовая солидарность. Воспользовавшись заминкой, Муратова обращается к Збандуту с повторной просьбой о самостоятельном продолжении работы:

Директору Одесской киностудии тов. Збандуту Г. П. 
от Муратовой К. Г.

ЗАЯВЛЕНИЕ

Уважаемый Геннадий Пантелеевич!

Прошу Вас допустить меня к продолжению работы (монтажно-тонировочный период фильма) «Дети подземелья». В процессе этого периода я буду всеми формами: монтаж, озвучание, перезапись — стараться исполнить замечания Госкино УССР.

К. Муратова

Трудно поверить, что Муратова «одумалась» и в самом деле решила исправиться. Тут явно чисто тактический ход, напускное смирение — лишь бы дали возможность выйти на следующий виток работы.
Был ли директор Збандут действительно доброжелательно настроен к Муратовой или же просто был вынужден спасать план, сказать трудно, но, по его распоряжению, Муратова тем не менее приступает к работе.

Впрочем, распоряжение о допуске в монтажно-тонировочный период сопровождено оговоркой: «с последующей всесторонней проверкой выполнения требований Госкино УССР». С таковой проблемы не возникло. Редактором на картине был надежный человек И. Матьяшек. Когда начальство, казалось, забыло на время о существовании Муратовой и она благополучно продолжала работу, на свет божий появился следующий рапорт:

Директору Одесской киностудии тов. Збандуту Г. П.
Зам. главного редактора тов. Барановскому В. Н.

Довожу до Вашего сведения тот факт, что я не имею возможности участвовать в процессе озвучания фильма «Дети подземелья» как ведущий редактор, так как режиссер-постановщик К. Г. Муратова заявила мне сегодня в аппаратной тонзала следующее: «Озвучание для меня — удовольствие. Ваше присутствие — нет. Попрошу Вас не приходить на тонировку — это действует мне на нервы».
Восстановив право на монтажно-тонировочные работы по фильму на основании личного заявления на имя директора студии, санкционированного Председателем Госкино УССР т. Олененко Ю. А., К. Г. Муратова, вероятно, имеет основания считать, что она вышла на орбиту настолько высокого уровня — режиссер-постановщик — директор студии — Председатель Госкино, — что вмешательство в работу других должностных лиц лишено здравого смысла.

Считаю необходимым тем не менее поставить Вас в известность, что тонировка фильма ведется К. Г. Муратовой и группой в хорошем производственном темпе, но (как я успела заметить) пока без требуемых корректировок, а по представленному заранее режиссером монтажу.

28.02.83 И. Матьяшек

Сигнал тревоги был принят. Вспыхнула лампочка контроля № 2.

Директору Одесской киностудии Збандуту Г. П.

РАПОРТ

Согласно докладной записки редактора фильма «Дети подземелья» тов. Матьяшек, режиссер Муратова в процессе тонировки никаких коррективов в ленту не вносит. Поскольку тов. Муратова в настоящее время ни с кем на студии, кроме Вас, считаться не желает, прошу Вашего вмешательства.

28.02.83 г.

Зам. гл. редактора студии В.Н. Барановский

Збандут выносит решение: «Объявить тов. Муратовой строгий выговор. Барановскому переговорить с К. Муратовой и решить вопрос о редактуре».

Уговоры, естественно, ни к чему не привели, и руководство нашло в конце концов послушных исполнителей и вопреки воле режиссера внесло в фильм ряд поправок.

Муратова не замедлила отреагировать:

ТЕЛЕГРАММА

Москва. Малый Гнездниковский переулок, 7. Госкино СССР Ермашу Филиппу Тимофеевичу

Уважаемый Филипп Тимофеевич!

Фильм «Дети подземелья» после внесения поправок вновь не принят Киевским Комитетом тчк я не понимаю почему ко мне относятся специальным отрицательным образом, почему мне не позволяют делать то, что позволяют делать всем, почему нужно скрывать язвы капитализма если фильм про это тчк прошу вас просмотреть фильм быть может вы найдете что он заслуживает лучшей участи.

Муратова

Когда это не возымело успеха, Муратова решилась на беспрецедентный шаг:

ТЕЛЕГРАММА

Москва, Малый Гнездниковский переулок, 7, Госкино СССР

Павленку
Богомолову
Ермашу

Возражаю как автор сценария против завершения в искалеченном виде фильма «Дети подземелья» тчк если мои возражения не принимаются во внимание прошу изъять мою фамилию сценариста из титров фильма.

Кира Муратова

Если Муратова думала, что это остановит карающую руку, то не тут-то было. Ей ответили спокойно и уверенно:

Уважаемая Кира Георгиевна!

Изложенная в Ваших заявлениях просьба об исключении Вашей фамилии из титров выполнена быть не может. Картина снята, смонтирована и озвучена Вами, все поправки выполнены при Вашем непосредственном участии. Внесение предложенных поправок предусмотрено подписанным Вами договором со студией.
Ваше утверждение, что внесение этих поправок искажает написанный Вами сценарий, не соответствует действительности. Напротив, забота о качестве фильма нуждается в продолжении работы по его приведению в соответствие с утвержденным сценарием.

18 апреля 1983 г. Збандут


ТЕЛЕГРАММА

Москва. Малый Гнездниковский переулок, 7, Госкино СССР

Богомолову
Павленку
Ермашу

Завершении представленного фильма «Дети подземелья» я не принимала участия тчк как сценарист и режиссер категорически возражаю против внесенных изменений затрагивающих также утвержденный сценарий тчк многократно просила изъять мою фамилию из титров настоящий момент фильм сдается с моей фамилией тчк

Муратова

ТЕЛЕГРАММА

Директору Одесской студии тов. Збандуту Н. Н. от К. Г. Муратовой

Не будучи согласна с внесенными в фильм «Дети подземелья» изменениями, я обратилась к Вам с просьбой изъять мою фамилию сценариста и режиссера из титров фильма.

Юрист подтвердил мое право изъять из титров мою фамилию.
Монтажер фильма В. Олейник получила Ваше указание вклеить и изъятый титр. Поэтому обращаюсь к Вам повторно и подтверждаю свою просьбу исключить мою фамилию из титров.

С уважением, К. Муратова
19.4.83 г.

ТЕЛЕГРАММА

Прошу Вас дать указание немедленно исключить мою фамилию из титров — в противном случае вынуждена подать суд статьи 475 476 497 Гражданского кодекса подтверждено ВААП

С уважением Кира Муратова

Одесская киностудия
т. Муратовой К. Г.

Уважаемая Кира Георгиевна!

Госкино СССР получило Вашу телеграмму и поручило Госкино УССР разобраться и дать свои предложения по поставленным далее вопросам. Вместе с тем сообщаем, что картина «Дети подземелья» не может быть принята как экранизация широко известной повести В. С. Короленко. В ходе постановки Вами искажен образный строй и атмосфера литературного первоисточника.

Кроме того, фильм существенно отличается от утвержденного Госкино СССР сценария. В связи с этим киностудии предложено внести необходимые изменения в титры. В соответствии с существующим законодательством авторское право на фильм в целом принадлежит киностудии.

Зам. главного редактора В. Ф. Заика

ТЕЛЕГРАММА

Начальнику Главного управления кинофикации и кинопроката Войтовичу В. К. Председателю Госкино Украинской ССР тов. Олененко Ю. А. Директору Одесской киностудии тов. Збандуту Г. П.

Главная сценарная редакционная коллегия не возражает против указания в титрах художественного фильма «Среди серых камней» (рабочее название «Дети подземелья») имени автора сценария и режисера-постановщика Муратовой Киры Георгиевны под псевдонимом — Иван Сидоров.

Главный редактор А. В. Богомолов

Итак, Кира Муратова превращена в Ивана Сидорова. Пожалуй, ничего более бредового в богатейшей практике ведомства еще не наблюдалось. Видно, угроза суда каким-то образом подействовала на служителей Малого Гнездниковского. Они решили отступить, делая вид, что все идет своим чередом. Но унижение, которое Муратова заставила их испытать, забыто быть не могло.

Нет нужды говорить, что нижеследующая бумага была неизбежной местью всей госкиношной машины, потерпевшей поражение в битве с одинокой маленькой женщиной. Местью по всем правилам бюрократической системы: как диссидентов сажали за «хулиганство», так Муратову уволили за «недисциплинированность»:

Парткому Одесской киностудии

ПРЕДСТАВЛЕНИЕ на увольнение режиссера-постановщика Одесской киностудии МУРАТОВОЙ К. Г.

Муратова К. Г. работает на Одесской киностудии с 3 мая 1962 г.
С 16.09.1981 г. Муратова К. Г. в качестве кинорежиссера постановщика II категории была приглашена в к/к «Дети подземелья».

В процессе работы в к/картине «Дети подземелья» Муратова К. Г. дважды привлекалась к дисциплинарной ответственности: за нарушение сроков производственно-творческой разработки фильма «Дети подземелья» объявлено замечание (пр. № 94 от 26.02.82 г.), за отказ завершить монтаж картины «Дети подземелья» — объявлен строгий выговор (пр. № 39 от 24.01.83 г.).
18 января 1983 г. на совете при директоре студии был рассмотрен вопрос о положении дел в к/к «Дети подземелья», где было установлено, что Муратовой К. Г. нарушены п. 4, 2, 4а, 4г договора на постановку фильма «Дети подземелья»: не выполнен приказ № 168 от 5.04.82 г. о производственно-экономических показателях постановки фильма, по вине режиссера-постановщика Муратовой допущен простой в работе с. г. с 15 декабря 82 г. по 7 января с. г., что привело к неопределенным непроизводительным расходам. Режиссер-постановщик Муратова К. Г. систематически отказывается выполнять требования Госкино УССР, изложенные в заключении по черновому монтажу от 13.12.83 г.

С учетом того, что Муратовой К. Г. было объявлено замечание в приказе № 94 от 26.02.86 г. и строгий выговор в приказе № 39 от 24.01.83 г. принято решение за допущенные ею нарушения плановой, трудовой, исполнительской дисциплин представить профкому на увольнение.

Прошу профком дать согласие на увольнение режиссера-постановщика Муратовой Киры Георгиевны по п. 3 ст. 40 КЗОТа УССР, за систематическое неисполнение без уважительных причин обязанностей, возложенных на нее трудовым договором.

Директор киностудии Г. П. Збандут

Бурных протестов профсоюзной и прочей общественности не последовало. Приговор был приведен в исполнение. Откройте «Кинословарь»: следующая работа Муратовой («Перемена участи») появится уже только в перестроечные времена — пауза, вызванная отлучением от профессии, продлится целых шесть лет...

Изволова И. «Среди серых камней». В книге: Полка. Документы. Свидетельства. Комментарии. Вып. 3.

Примечания

  1. ^ Божович В. Кира Муратова. М.: Союзинформкино, 1988. С. 88.
Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera