Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Автор:
Поделиться
В кино я была актрисой как бы второго сорта
Интервью 90-х годов

— Людмила Васильевна, как вы сами оцениваете свою творческую судьбу?

— В кино я была актрисой как бы второго сорта. Играла то, что мне предлагали, или роли, от которых отказывались другие. Но чувство зависти мне не свойственно, к тому же мне очень везло на режиссеров. Константин Юдин пригласил меня на роль в «Сердца четырех», когда я была ученицей второго курса театра-школы. <...>

— Чему вы отдаете предпочтение — театру или кинематографу?

— В кино я больше всего ценю необходимость мгновенной мобилизации. Представьте: актер в кадре, ему нужно сыграть с максимальной отдачей маленький кусочек роли. Кругом все заняты своим делом: операторы устанавливают свет, гримеры поправляют грим, суетятся художники, декораторы, и никому нет дела до актера, ради которого затеяна вся эта суета. Звучат волшебные слова: «Мотор! Начали!» и — нужно действовать, действовать решительно, отбросив все помехи и неудобства. Это я считаю наивысшим моментом в нашей профессии. Из нескольких дублей у меня почему-то всегда в картину входил именно первый.

Театр ценю за безумный страх перед каждым выходом на сцену. И еще за те редкие минуты, когда вдруг наступает полное единение с залом. Замечательно по этому поводу сказал Борис Пастернак: «Вы смеетесь и плачете в театре и в кино не оттого, что вам весело или печально, а оттого, что путь к вам внутрь угадан верно и прозорливо».

— Что больше всего вы любите в своей профессии и что ненавидите?

— На первый вопрос я уже ответила — единение со зрителем. А ненавижу слово «никогда». К сожалению, теперь оно стало для меня привычным. Я уже не сыграю тех ролей, о которых мечтала, которые прошли мимо меня безвозвратно.

— Какие, например?

— Время ушло. Что толку теперь говорить об этом?..

— А пробовали ли вы преподавать?

— Я три года преподавала. Но у меня ничего не получилось. Я слишком все принимала близко к сердцу. Ужасно переживала. Наверно, необходимо обладать какой-то отстраненностью или просто иметь к этому способности. А я не смогла. Сожалею.

— Вы были одним из соавторов пьесы «Товарищ, верь...» Почему Пушкин? Почему Таганка?

— Может быть, для кого-то прозвучит банально и старомодно, но я очень люблю Пушкина. С детства собираю все книги о нем. Ну а почему Таганка? Мой муж, Юрий Петрович Любимов, в то время был режиссером этого театра, и я помогала ему как могла. Он придумал оригинальный ход: Пушкина играли пять человек — Высоцкий, Филатов, Дыховичный, Джабраилов, Галкин. Это давало возможность показать разные стороны характера поэта в разных ипостасях и воплотить идею спектакля, — Поэт и власть.

— Как вы относитесь к творчеству и личности Высоцкого?

— Раньше говорили: «поэты — гонцы своего времени». Но в старину гонцам, принесшим плохую весть, отрубали голову. Пушкин, Лермонтов, Есенин, Маяковский, Пастернак, Мандельштам отразили свое время так точно, с великой болью и без малейшей злобы. Трагична их судьба. И вот — Володя. У меня хранится его подарок — гитара. Он подарил ее моему сыну и написал на ней: «Только песен не пой некрасивых».

— Раз уж мы коснулись темы «поэт и власть», нельзя не вспомнить о фильме «Иван Грозный» Эйзенштейна, где вы сыграли роль Анастасии...

— Для меня это был первый драматический фильм. Моим партнером был замечательный, неповторимый Николай Черкасов. Позже в театре я опять столкнулась с этой эпохой в спектакле «Великий государь» Владимира Соловьева. Играла последнюю жену Ивана Грозного — Марию Нагую. Мои друзья шутили: «Какой постоянный вкус у Ивана Грозного. И первая жена и последняя — все Целиковская».

Да, картина была сделана на заказ, но ни в коей мере не строилась на угодничестве высшим инстанциям. Она — о самодержце и в то же время о просветителе, как и все цари на Руси. Ведь они употребляли данную им власть не только для объединения Руси, но для в собирания ценностей. Четыре года царствования Павла I подарили нам Эрмитаж. Не было бы Петра I, не было бы Кунсткамеры. Не было бы самого Петербурга.

— В вашей актерской судьбе была замечательная работа в фильме Самсона Самсонова «Попрыгунья»...

— С. Самсонов сначала поставил спектакль в Театре киноактера, а потом задумал экранизировать его, и в фильме играли, конечно, те же актеры, что и в театре, кроме Сухаревской. Ее в фильме заменила я. Все уже назубок знали свои роли. А мне приходилось только вживаться в этот образ, надо было догонять. Я ужасно боялась что-нибудь пропустить, торопилась, ведь текста было очень много. И вот эти чисто технические обстоятельства подсказали мне манеру игры. Помните, захлебываясь: «Милый, там, в шкафу ты найдешь шляпную картонку, в ней будет тюль, тюль, тюль, ленты, ленты, ленты...»

— В фильме «Репетитор» ваша героиня Ксения преподает урок доброты. Как, на ваш взгляд, обстоят дела с милосердием в нашем обществе?

— К сожалению, разрушен человеческий генофонд. Если несколько поколений воспитывалось на лозунгах «Если враг не сдается, его надо уничтожить», «Грабь награбленное», пережило кошмар ночных «визитов», «воронков», увозивших людей в небытие, а по утрам из радиоприемников звучало «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью» — о чем говорить?

— Три августовских дня тогда подарили надежду на перемены. А через два месяца по телевидению показали фильм Говорухина «Так жить нельзя...» И стало ясно, что ничего-то не изменилось...

— Фильм Говорухина — как набат. Все время должно быть напоминание, дабы не произошло сползания в ту жуткую пропасть — время «воронков». Я никогда не забуду рук Цфасмана со сдернутыми ногтями, черные ноги Зои Федоровой, отсидевшей во Владимирском карцере. Разве это забудешь?

— И последний вопрос. Что дает вам силы в жизни?

— Одно — интерес к жизни. Мне интересно жить.

Целиковская Л. Актриса — легенда Людмила Целиковская (инт. Т. Кантемировой) // Новые фильмы. 1994. Декабрь.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera