Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Новый вид киноискусства
О живописности работ Норштейна

Мультипликация — славный вид искусства, любимый за живость, за большие возможности; где еще персонаж от изумления может у вас на глазах втрое вытянуться или от страха смяться в лепешку, где еще могут плясать дома, улыбаться слоны и плакать самолеты?

К сожалению, сейчас наблюдается (весьма тревожный) процесс, когда трафарет и шаблон — все эти падения и погони, проволочные волки и зайцы, девочки, хлопающие саженными ресницами, и многое другое, стократ виденное, а следовательно, уже, несмотря на всю подвижность, «стоячее», — наступают на это веселое, живое искусство. Но достижения в этой области есть, конечно, замечательные.

Мы сказали — веселое. Да, шутка у мультфильма получается хорошо, но не одна только шутка. Он, как известно, великолепно передает сказку, романтическую новеллу, дал удивительные образцы иронической философии (Федор Хитрук!). А может ли мультипликация, предположим, передать жизненную трагедию, глубокий психологизм — иначе говоря, быть не только развлекающим, но искусством насущной необходимости, серьезно анализирующим серьезные жизненные проблемы?

Мультипликация — искусство условное, приближать его метод к реальности было бы, конечно, странно. Представьте себе, что в таком фильме ожили бы, к примеру, Иван Грозный и убиваемый им сын — подумать страшно! Кстати, у нас сделана попытка оживить таким образом живопись, а именно древнерусскую; вдруг начинает шагать конь под святым Георгием, до сих пор недвижные воины кидаются в бой, поднимается богоматерь — такая попытка, казалось бы, мыслима, поскольку древнерусское искусство тоже плоскостное, контурное, условное, и сделан фильм хорошо, нарисован прекрасно. Но вы не можете отделаться от ощущения ненужности подобного приема. Мультипликации не надо вторгаться в чужую живопись, тем более что у нее, оказывается, есть собственная.

Представьте себе Версаль (таким, например, каким его рисовал Александр Бенуа) или какую-нибудь подмосковную усадьбу с парком, куртинами и мраморными беседками, только парк запущен, беседка пообветшала, мрамор растрескался. В такой беседке живет цапля, та самая, к которой некогда посватался журавль. Она ему отказала, потом пожалела об этом и сама пошла проситься в жены — словом, это известная народная сказка (в пересказе В. И. Даля), представленная теперь в мультипликации. Никогда ничего подобного мы не видели: перед нами особая, движущаяся живопись. Великолепно нарисованный, полный тонкого психологизма пейзаж — луг, слитные ряды кустов вдали, а на переднем плане — растрескавшиеся плиты беседки. А цапля — боже мой!

Удивительное существо сидит в беседке. Вне всяких сомнений, она интеллигентна. Вне всяких сомнений, одинока — трагически одинока. К тому же закомплексована до крайности, и потому есть еще нечто и комическое в том, как она полна одновременно и гордыни, и ужасной в себе неуверенности. И так ее жалко, и такая у нее щемяще длинная шея, и такие на этой шее крупные бусы (и в них, конечно, вложены какие-то надежды!). Я и представить себе не могла, что мультипликация может передать столь сложные чувства — тут и печаль, и улыбка, и великое множество интонаций и оттенков, а главное — то грустное понимание человеческих (конечно же, в конце концов человеческих) отношений, которое удивительным образом вдруг становится близко чеховскому.

А журавль простодушен и деятелен (сказано — сделано), исполнен радужных надежд — оттого и пейзаж, когда он летит свататься, так ярок и весь в разноцветных букетах, которые подкидывают вверх неведомые, но восторженные толпы — женится журавль! Что же удивительного, что, получив отказ, ом обиделся, а обидевшись, сам отказал, но вот он с готовностью идет опять — уже осень, косяки журавлей тянутся к югу, а наш навстречу ветру мчится к цапле с печкой в «руках», и черное колено трубы плывет над жестко шуршащими камышами...

Фильмы, которые делают Юрий Норштейн, режиссер, Франческа Ярбусова, художник, и оператор Александр Жуковский, весьма различны; о живописи, настроении, психологизме каждого фильма можно было бы много говорить. «Лиса и заяц», например, сделаны совсем в иной манере, тут больше лубка, но и здесь великолепен рисунок, бесконечна выдумка режиссера и художницы — чего стоит беспощадно дамская походка лисы, когда она идет выселять зайца из лубяной избушки. Или петух, старый вояка с трубкой, который теряет в бою лучшее перо из хвоста, но побеждает.

В этих маленьких фильмах такое графическое, живописное и психологическое богатство, что грех говорить о них мимоходом. Да и как вообще рассказать об удивительном «Ежике в тумане» — мечтателе, который нес другу гостинец, вошел в туман, как в озеро, и увидел одиноко пасущуюся лошадь. И вот он идет, отрешенный, опасными путями, где летают и страшно гукают совы, идет беззащитный, безмятежный и в то же время весь поглощенный тревогой за одинокую лошадь. А ежиков друг — медвежонок исполнен такой буйной энергии, такого темперамента, что смотреть на них, когда они рядом, без смеха невозможно. Практик и мечтатель? Так-то так, но свой гостинец, чуть было не потерянный в лесу, ежик другу вce-таки принес.

Я не могу говорить о технике этого рода мультипликации, я ее не знаю, знаю только, кто она трудоемка, что практически каждый фильм делался чуть ли не год. Да это и понятно: чтобы найти характер, чтобы художественно его разработать, да еще с такой тонкостью, с такой сердечностью и умом, нужно время. Чтобы нарисовать пейзаж и все эти сложнейшие персонажи, тоже нужно время (сколько, кстати, работает живописец над картиной!). Зато и результат получился удивительный — в сущности, найден новый вид киноискусства, авторы которого уже успели рассказать о жизни и детям, и взрослым множество важных вещей и, конечно, еще многое расскажут.

Чайковская О. Страна мечтателей // Литературная газета. 1979. № 32. 8 августа.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera