Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Гамлет и Офелия
О дуэте с Инной Чуриковой

Это была самая удивительная из Офелий. О том, как далеко зашли ее отношения с принцем, бесстыдно и красноречиво говорил живот.

Парчовое золотистое платье без воротника, обнажая тонкую девичью шею, вздымалось и топорщилось на животе. Инна Чурикова в спектакле Андрея Тарковского играла Офелию беременную и беременностью гордую. Руки ее то и дело прикасались к животу, оправляли платье на нем. Лицо с трудом сдерживало довольную улыбку.

Наставления Полония Офелия слушала вполуха — не задумываясь, не вникая, вполне готовая поступить как велено. Во-первых, теперь, когда она носит под сердцем неопровержимое доказательство Гамлетовой любви, отцовские интриги ничему повредить не могут. А во-вторых, благодаря отцовской интриге Офелии открывалась возможность еще разок повидаться с принцем. Полоний говорил, она, украдкой косясь на живот, спокойно красовалась посреди сцены и, чтобы не улыбнуться во весь рот, чуть прикусывала нижнюю губу.

Да и потом, хвастливо докладывая отцу, что Гамлет показался ей безумным, она недвусмысленно давала понять: если принц и свихнулся, то единственно от безмерной любви к ней. Трудно сказать, что тешило ее больше, возбужденная чувственность или распалившееся тщеславие. Простодушная и восторженная, она мысленно торопила тот близкий час, когда все узнают, что принц, наследник престола, оказал предпочтение ей, да, да, ей — пусть не самой красивой и не самой знатной, но самой сладкой из эльсинорских девиц.

Глухая к тревогам Гамлета, Офелия не искала входа в его внутренний мир. То, что бурлило в сознании Гамлета, ее не касалось, не затрагивало. Тем не менее трагедия не обошла Офелию стороной. После того как Гамлет — А. Солоницын цинично и зло посоветовал: «Иди в монастырь!» — это ей-то, брюхатой, — Офелия вдруг, будто какая-то пружина в ней лопнула, со всего размаха ударила принца по лицу. Пощечина, от которой пошатнулся Гамлет, расколола надвое душу Офелии. В этот миг, когда она разрывалась между жалостью к нему и жалостью к себе, отвергнутой, сброшенной с небес на землю, перед ней будто разверзлась бездна рокового вопроса: «Быть или не быть?»

Однако такие вопросы не для ее глупенькой головки, не по ее уму. Над ними может ломать себе голову Гамлет, притворяясь безумцем. А если об этом задумывается нищая духом Офелия, она и вправду теряет рассудок.

В сцене сумасшествия чуриковская Офелия, пытаясь нащупать утраченную точку опоры, пристально вглядывалась в каждого из окружающих. Просветленное, сияющее лицо омрачали смутные тени сомнения. Нелепые шутовские колокольчики позванивали на голове. То Клавдию, то Гертруде, то Полонию бросала она бессвязные обрывки реплик, замирая в напрасном ожидании ответа. Кончиками пальцев прикасалась к физиономии короля, словно надеясь его опознать, переводила разочарованный взгляд на королеву, но опять убеждалась: никто ей не ответит, никого она не узнает. Связь времен не ее забота, но собственная связь Офелии с жизнью разорвана, распалась.

На кладбище, мертвая, она лежала так, что тело ее почти сползало со сцены в зрительный зал. Она не оглядывалась на Гамлета и Лаэрта, чьи мечи скрещивались, лязгая и гремя за ее спиной. Чуть приподняв голову, широко раскрытыми голубыми глазами Офелия, не мигая, со сцены Московского театра имени Ленинского комсомола напряженно и требовательно — сквозь века — смотрела в зрительный зал и в грядущее. Ее неподвижный взгляд был полон неизбывной веры, что рано или поздно стихнет стук мечей, и в другие времена кто-то дальний, еще не родившийся, поймет, какого счастья она лишилась. А. Солоницын был прекрасный актер, и многие его кинематографические работы незабываемы. Но в театре, видимо, он чувствовал себя не вполне уверенно. Гамлет — не из лучших ролей Солоницына. И когда вспоминаешь чуриковскую Офелию, воображение — кощунственно, может быть, — помещает рядом с ней яростного, неистового, с обугленной душой и тоскливым взглядом Гамлета — В. Высоцкого. Думаешь: какой это мог быть дуэт. Думаешь: как жаль, что они не встретились ни на сцене, ни на экране. Гонишь от себя эту несуразную мысль, говоришь себе: твое дело не то, что могло бы быть, а только то, что действительно было. Гонишь, а она возвращается...

Рудницкий К. Офелия — Инна Чурикова. Театральные сюжеты — М. Искусство. 1990.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera