Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
2023
Таймлайн
19122023
0 материалов
Поделиться
«Вот почему меня так увлекла экономическая реформа»
О целях ЭТК

Кинематограф играет в жизни народа немалую роль.

Он пропагандирует идеи, обогащает знаниями, воспитывает высокие чувства, формирует вкусы людей и нормы их поведения. Всегда ли мы на высоте в этих задачах? Всегда ли зритель, выходя из кинотеатра, чувствует себя обогащенным? Как сделать так, чтобы выполнить высокую миссию советского кинематографиста? Конечно, творческие и идейные вопросы будут в центре внимания II съезда кинематографистов СССР, но кинематограф не только искусство — это современное высокоразвитое производство. Здесь вопросы искусства, идеологии теснейшим образом связаны с экономикой, техническим оснащением, организацией труда. Я хотел бы остановиться на этих вопросах.

Недавно на киностудии «Мосфильм» было большое собрание. Заслушав доклад и выступления, собрание приняло резолюцию. В ней был пункт о недопустимости запуска в производство недоразвитых сценариев. Сценарий — идейно художественная основа фильма. Он определяет все. Недоработанные сценарий — это бич нашего производства. Он сулит не только посредственный фильм в будущем, но и влечет за собой тысячи неприятностей в самом процессе производства. Вот почему этот пункт резолюции был совершенно необходим. Но почему при этом по залу прошел иронический шумок? Почему люди как будто несерьёзно отнеслись к столь важному решению?

Дело в том, что такие резолюции принимаются по нескольку раз в год. А недоработанные сценарии продолжают запускаться, и притом в не меньшем количестве. Что это? Нетребовательность дирекции? Не принципиальность режиссеров? Нет. Это свойство действующей системы производства фильмов. Сценарий — запланированный сценарий готов, но недоработан. Нужно время на его доработку, а план не терпит. Не останавливать же из-за этого студию, не оставлять без работы людей, без действия аппаратуру, павильоны, лаборатории? И тогда дирекция и общественность студии требуют срочно запустить фильм в производство, поручая режиссеру доделать сценарий «потом». А режиссер не возражает: не подводить же коллектив, не лишать же его из-за этого премии. Но дорабатывать сценарий некогда, и все по-шло кувырком.

Устранить эту нелепость не так просто. Надо менять всю старую систему производства фильмов, сыгравшую на определенном этапе развития нашего кинематографа свою роль, но сейчас устаревшую и мешающую дальнейшему прогрессу кинематографа. Советский кинематограф вырос сегодня в огромную отрасль промышленности. Старые экономические рамки стали для него узкими. Все задачи, и идеологические, и экономические, которые поста¬вил в своих решениях XXIV съезд КПСС, прямым образом относятся и к кинематографу. Чтобы завоевывать сердца людей во всем мире, наши фильмы должны быть первоклассными и в техническом отношении. Этого невозможно достигнуть без современной высокочувствительной пленки, без технического перевооружения всего кинематографа. Мы должны воспользоваться научно-техническим прогрессом, перестроить систему производства фильмов по-новому. Все это понимают, но далеко не все этого хотят. Привыкли, приспособились. Да и страшно переходить на новую систему. Будет ли она лучше? «Что гадать на кофейной гуще? — сказали энтузиасты. — Давайте попробуем!»

Комитет по кинематографии при Совете Министров СССР поддержал эту идею, и Совет Министров разрешил нам провести эксперимент. Предстояло практически применить принципы экономической реформы к проблемам кинематографа и проверить их в действии. Эта работа увлекла нас всецело. И, конечно, пришлось решать десятки вопросов не менее важных и принципиальных, чем проблема запуска сценариев. Прежде всего предстояла огромная работа по анализу действующей системы. Краткость этой статьи не позволяет мне вдаваться в подробности, важна суть. А суть заключается в том, что пороки старой системы приводили отдельных людей и коллективы студий к материальной заинтересованности не в существе дела, не в интересном и содержательном фильме, а в так называемом «плане», в показателе, оторванном от существа дела, в «экономии», которая на поверку оказывается варварским расточительством.

Вот один из таких примеров. На студии большой праздник. Съемочная группа сдала свой фильм на шесть дней раньше планового срока и сэкономила сорок тысяч рублей. Экономическая победа! Работников группы премируют, их поздравляют, чествуют. Довольны и все работники киностудии, успех этой съёмочной группы сулит и им премию и почет. Но вот фильм вышел на экран. Он скучен, поверхностен, зритель его не хочет смотреть, и фильм не окупает тех затрат, которые понесло наше общество на его производство, тиражирование и прокат. Какая же здесь экономическая победа? Это беда. За это не награждать — наказывать надо.

Но студия, выпустившая нерентабельный фильм, за это не отвечает. Сдана плановая единица, показатели свидетельствуют о плодотворной работе. Получена плановая прибыль, получена премия, а иногда и дополнительная премия за качество. Все довольны. А зритель и общество в убытке. В убытие материальном — фильм не окупился, о убытие моральном — фильм оказался ненужным зрителю. И беда здесь не в том, что кто-то получил премию, а в том, что коллектив и отдельные люди не ощутили, но поняли, что сделали плохо. Беда в том, что их называют и они считают себя победителями и о своих речах на собраниях обязуются работать «так же хорошо и даже еще лучше».

Ненаучное применение принципа материальной заинтересованности на наших студиях лишает нас возможности эффективно бороться за экономию. Все знают, например, что надо повышать производительность труда, уменьшать непроизводительные затраты, сокращать сроки производства. Морально мы все стремимся к этому. Но материально нам это не выгодно. Премии съемочным группам исчисляются у нас в процентном соотношении к сумме зарплаты за время производства фильмов. Чем короче срок производства, тем меньше сумма зарплаты, тем меньше премия. Выгодно снимать долго. Плановая прибыль студий исчисляется в процентном отношении к сметной стоимости выпущенного фильма. Чем больше сметная стоимость, тем больше плановая прибыль. Выгодно делать дорогие фильмы, а дешевые невыгодно. Выгодно завышать смету и практически безопасно расточительно расходовать государственные средства. Было бы все по форме — и валяй трать! Очень опасно получить значительную экономию. Незначительную — пожалуйста, она нужна для показателя. Значительная может быть воспринята как завышение сметы, за это взыскивают. И десятки тысяч рублей расходуются съемочной группой куда угодно, лишь бы не было неприятностей.

Некоторые думают, что совершенствование экономики — задача промышленности, сельского хозяйства, и только. По- моему это не верно. Нарушение принципов социалистической экономики в любой отрасли, в любой сфере деятельности самым вредным образом сказывается на социалистической морали. Как художник, я очень остро чувствую это и придаю этому большое значение.

Я знаю, что, как бы талантливы ни были наши фильмы, как бы горячо они ни ратовали за подлинно социалистические отношения людей, они не будут достаточно эффективны в воспитательном отношении, если молодой зритель о повседневной жизни своей не будет встречать подкрепления тех моральных принципов, которые мы проповедуем. Мораль теснейшим образом связана с экономикой. Вот почему меня так увлекла экономическая реформа. Вот почему последние несколько лет я отдаю все свои силы экономической перестройке кинематографа. Экономическая реформа — не дело одиночек, в нашем эксперименте участвует весь славный коллектив «Мосфильма», внимательно и заинтересованно следит за его ходом комитет по кинематографии при Совете Министров СССР.

Экспериментальное хозрасчетное объединение киностудии «Мосфильм» уже успело выпустить ряд фильмов. Их названия уже что-то говорят зрителю: «Если дорог тебе твой дом», «Не горюй», «Белое солнце пустыни», «Наш марш». «Интернационал», «Память», «И был вечер, и было утро». Сейчас закончено производство фильмов «Новые приключения неуловимых», «Двенадцать стульев». Некоторые из названных фильмов полюбились зрителю и получили хорошую оценку критики. Мы уже имеем победы на международных фестивалях. Нас хвалят. Впрочем, другие скептически пожимают плечами: «Какие успехи? Что они — сняли „Чапаева“ или „Депутата Балтики“? А ведь эти картины сняты, между прочим, при старой системе!».

Да, на нашем объединении еще не создан «Чапаев» и не всеми нашими фильмами мы удовлетворены, но то, чего мы добились, то, что доказано экспериментом, вселяет в нас глубокое удовлетворение и большие надежды. Мы ведь не обещали плановый выпуск шедевров. Мы искали такую экономическую организацию, при которой не будет необходимо запускать в производство недоработанный сценарий, при которой не нужно будет завышать сметы, писать липовые отчеты, зависеть от «показателя», цель которого не столько показать, сколь¬ко скрыть.

Практика подтвердила успешность нашего поиска. Мы искали такую экономическую зависимость сферы производства фильмов от сферы проката, при которой студии, объединению и всем людям, участвующим в кинематографическом производстве, было бы выгодно только то, что выгодно социалистическому обществу и государству.

Практика показала эффективность и этих наших поисков. На фильмах, где была применена новая технология производства, мы получили весьма ощутимое повышение производительности труда и снижение непроизводительных затрат. Наше хозрасчетное объединение с этого года перешло на самоокупаемость. Нам удалось разработать и внедрить новые методы планирования, которые полностью себя оправдывают. Экспериментальное объединение привлекло к себе внимание практиков и научных работников, которые изучают и перенимают накопленный опыт.

Дело это нелегкое, но оно захватило нас всецело, ибо мы воочию убедились, какую огромную пользу может принести кинематографу начавшийся эксперимент.

Многие упрекают меня за то, что увлечение экономикой отрывает меня от искусства, а я — художник и дол¬жен снимать фильмы. Это правда, я должен снимать фильмы и буду их снимать. Но я убежден, что экономическая реформа в нашей стране, там, где она проводится творчески, не формально, способствует не только укреплению нашей экономики, нашего благосостояния, богатства, силы, но и, что не менее важно, — укреплению социалистической морали, идей¬ной убежденности советских людей.

11 мая мы, советские кинематографисты. соберемся на свой II съезд. Задачи перед нашим кинематографом стоят большие и сложные. Что ж, это хорошо. Где нет проблем — нет движения. Помня о высокой миссии, советские кинематографисты придут на свой съезд, чтобы наметить пути дальнейшего прогресса советского киноискусства.

Чухрай Г. Кинематограф: экономика, мораль // Известия. 1971. 10 мая

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera