Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
Таймлайн
19122019
0 материалов
Сошедший с книжной полки
О творческом пути актера

Олег Стриженов родился 10 августа 1929 года в Благовещенске. Старший брат Глеб увлек его за собой в театр. После окончания в 1953 году Театрального училища имени Щукина Олег служил в Государственном русском драматическом театре в Таллине. В 1966 году вошел в труппу МХАТа имени Горького, где играл в спектаклях «Без вины виноватые», «На всякого мудреца довольно простоты», «Чайка», «Мария Стюарт». В 1976 году Стриженов оставил художественный театр, а спустя десятилетие он в основном завершил и свою кинематографическую карьеру.

На сцене таллинского театра в роли Гриши Незнамова из пьесы Островского его впервые увидел Григорий Чухрай и позже отстоял его кандидатуру на роль синеглазого поручика-аристократа Говорухи-Отрока, направленного с дипломатической миссией от Колчака к Деникину и ставшего трагической жертвой красноармейца Марютки, в своем знаменитом фильме 1956 года «Сорок первый» по одноименной повести Бориса Лавренева (лента получила один из главных призов Каннского кинофестиваля). К тому времени у Стриженова уже были две жгучие роли — в «Оводе» и «Мексиканце» по Джеку Лондону. «Овод» Александра Файнциммера вышел на экраны в 1955 году, и Стриженов поселился во снах советских людей ошеломительным дебютом. Так в стране любили разве что Жерара Филипа, чей культ зрители охотно разделили со Стриженовым, не избежав поверхностных сравнений. Героизм персонажей Стриженова не был ни безогляден, ни светел, но давался ценой страданий, что хорошо подчеркивала особая складка губ. Особенно барышни его за муки полюбили.

Благодаря Олегу Стриженову, будто сошедшему с книжной полки, одноименный роман Этель Лилиан Войнич вышел на первые места советского библиотечного чарта наряду с «Графом Монте-Кристо». По сюжету романтический юноша католического воспитания Артур перевоплощался в темпераментного революционера Ривареса по кличке Овод. Рафинированная внешность Олега Стриженова превосходно справилась с удивительной метаморфозой, обозначив равную привлекательность как пылкого идеализма, так и разочарованности.

Между этими двумя полюсами мог быть выстроен образ князя Андрея Болконского в «Войне и мире» Сергея Бондарчука, однако Стриженов необъяснимо отказался от роли. К этому времени (а «Война и мир» вышла на экраны в 1965 году) в его фильмографии преобладали все те же книжные мальчики, персонажи русской классической литературы, высокородные господа в малоталантливых, к сожалению, лентах.

Он — Мечтатель в «Белых ночах» Достоевского и Петруша Гринев, противостоящий противному Швабрину в «Капитанской дочке». Он — злосчастный Германн в фильме-опере «Пиковая дама», для которого выучил вокальную партию своего персонажа, и Лаевский в «Дуэли», хотя с тем же успехом мог бы быть и фон Кореном — в силу той самой амбивалентности внешности. В «Трех сестрах» он — Тузенбах. Белая косточка, голубая кровь побеждали и позже, в 70-х, когда Владимир Мотыль пригласил его на роль декабриста князя Сергея Волконского в телефильм «Звезда пленительного счастья», а Петр Тодоровский — на роль обедневшего дворянина Дульчина в «Последней жертве». В 1980 году он сыграл еще одного князя — Василия Галицына в «Юности Петра».

Современники без раздумчивого и надрывного героизма шли на ежедневный подвиг в бесконечных приключенческих, остросюжетных и военных картинах, и еще в 1959 году Стриженов тоже побывал героическим сапером в фильме «В твоих руках жизнь» — без малейшего намека на мученичество, но и без особого успеха. Современность Стриженова оказалась несколько фантастической: в 1967 году он предстал одновременно физиком и лириком — роботом Робертом и его изобретателем в фильме Ильи Ольшвангера «Его звали Роберт». Прекрасная вычислительная машина поверяла гармонию алгеброй, выдавая мегабайты любовной лирики и страдая по одной из сестер Вертинских.

Лишь на излете этих странных лет Владимир Краснопольский и Валерий Усков дали ему роль не мученика, не героя, не глазурованного красавца, а вполне заурядного человека, подверженного не трагедии, но мелодраме, с заурядной фамилией Егоров, которая пришлась Стриженову как влитая в фильме «Неподсуден». Геройский аксессуар — летчицкая форма — на этот раз не заслоняла характер и не превращала Егорова в Ягуарова. Далее были разведчики и милицейские полковники, на которых были столь урожайны 80-е. Советский жанр отыграл свое, создав индустрию остросюжетной чепухи, но Олегу Стриженову не пришелся по нраву, и он приступил к ликвидации, последовательно отказываясь от проходных предложений, последнее из которых принял в 2000 году.

Хлебникова В. Мерцалова А. Сошедший с книжной полки. // Газета. 2009. 1 августа.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera