Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
От Мышкина к Джекилу
О роли в экранизации романа Стивенсона

В 1957 году на сцену Ленинградского Большо­го драматического театра имени М. Горького вы­шел «положительно прекрасный человек». Так писал о нем сам создавший его гений. В спекта­кле «Идиот», поставленном Георгием Товстоноговым по одноименному роману Федора Достоев­ского. Его герой прошел, как бы извиняясь за вторжение, и взглядом, испытующим, исходящим из самых глубин уязвленной совести, посмотрел на сидящих в зрительном зале. Князь Мышкин в феноменальном исполнении Иннокентия Смоктуновского исповедовал отнюдь не пролетар­скую мораль. А зал пережил очищение, потрясе­ние искусством на всю оставшуюся жизнь. Это требовалось объяснить. И, что еще важнее было в тот момент, защитить.

Идеологический «вождь» интеллигентнейшего российского города, секретарь Ленинградско­го обкома партии Алексей Иванович Попов тре­вожно выпытывал у меня, работавшего тогда корреспондентом «Правды» по Ленинграду, что это за подозрительный спектакль о каком-то христосике, князьке-эпилептике сотворил Тов­стоногов? Над спектаклем нависла угроза «идеологической» атаки. Но словно ангел-хра­нитель положил передо мною удивительные слова Маркса, напечатанные в какой-то книге А надо сказать, что в то время для обоснования какой-нибудь еще «необкатанной» мысли требо­валось всенепременнейше получить маркси­стское благословение. А оно звучало так: «Предположи человека как человека и его отно­шение к миру как отношение человеческое и в этом случае ты сможешь обменивать любовь только на любовь, доверие только на доверие...» Правда, ко времени столкновения с Поповым я уже знал, что кое-кто проявил бдительность и установил, что Маркс написал сие когда по молодости лет еще не был Марксом. Но таких тонкостей мой оппонент не ведал. И перед моим восторгом да еще и в опоре на такой авторитет отступил. <…>

Иннокентий Смоктуновский, когда-то, чет­верть века назад, с завораживающей магией открывший кристально чистую душу князя Мыш­кина, теперь должен был перевоплотиться в че­ловека, балансирующего на пограничье добра и зла. Его Джекил содрогается, когда вспомина­ет, каким был ночью. У него в душе, говоря словами поэта, хаос шевелится. С поразитель­ным мастерством передает актер это зыбкое психологическое состояние Джекила, стоящего над бездной. Каждая секунда грозит новым низвержением на дно, дьявольским скачком из сфе­ры нравственной необходимости, этического им­ператива в стихию ничем не стесненной дикости, игры инстинктов. Самое трагическое, что Дже­кил — Смоктуновский чувствует, что каждое но­вое погружение оставляет ему все меньше сил и надежды для возвращения на берег нрав­ственности. Казавшийся поначалу свободный выбор оказывается неуправляемым. Зло разру­шает не только окружающий мир, но и самого разрушителя. <…>

Капралов Г. Доктор Джекил — разгадка или тайна? // Советский экран. 1990. № 18

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera