Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
1918 год. Покушение на Ленина
«Ленин в Октябре» Михаила Ромма

 

Наталья Эфрон в роли Фанни Каплан

Стилистически и в своих деталях «Ленин в 1918 году» продолжает «Ленина в Октябре». Главную роль все так же исполняет
Борис Щукин. Николай Охлопков играет роль Василия, который сопровождал Ленина в Петроград — он все так же ему предан.
В этой преданности Василий доходит до почти раздражающей самоотверженности: в первом фильме ради Ленина он отказывался от сна, теперь — от еды. Василий Ванин — Матвеев — бесстрашный большевик, метко стрелявший во врагов революции в первом фильме, а в самых напряженных моментах невозмутимо приглаживавший волосы расческой — так же бесстрашен и 
все так же не расстается с маленькой расческой. Ромм по-прежнему сдержан в монтаже. Он не злоупотребляет броскими средствами киновыразительности — даже крупными планами. Их немного.
Для Ромма это, например, способ изолировать персонажа — оказавшись на крупном плане, тот может выявить свою идеологическую чужеродность. Например, в сцене встречи Ленина с ходоком из народа Ромм показывает крестьянина крупным планом. Это не только способ столкнуть его в монтаже с оппонентом. Вглядеться во врага. Крестьянин пытается доказать Ленину, что есть «мужицкая правда», и эта правда в том, что нет бедняков и кулаков, а есть лентяи. В сцене, где Дзержинский раскрывает предателя, тот на крупном плане показывает свою беспомощность, а Дзержинский — стальную твердость. Ни один выстрел после этого, разумеется, не может навредить Дзержинскому.

Есть несколько крупных планов Ленина, снятых почти с нежностью к вождю. И есть крупные планы Фанни Каплан. Для Натальи Эфрон, сыгравшей террористку, эта роль стала самой известной и одновременно роковой для ее карьеры. Зрители так и не смогли отделить ее от персонажа. Она сыграла в еще одном фильме, который не имел успеха, и ушла из кино. Эфрон, в отличие от большинства персонажей этого фильма, одним взглядом выражала подлинность существования. Обреченности в нем не меньше, чем силы. Советскому кинематографу 1930-х такая подлинность отрицательного героя несвойственна.

В сцене покушения Ромм управляет саспенсом. Зритель прекрасно отдает себе отчет в том, что сейчас произойдет: в Ленина будут стрелять. Ромм усиливает зрительское знание монтажом. Митинг заканчивается. Ничего не подозревающий Ленин идет в сторону выхода, окруженный плотной толпой рабочих. Фанни Каплан, опережая его, черной тенью выскальзывает на улицу. Ленин повторяет ее путь, кадр за кадром. Раскадровка превращается в ловушку. В предыдущем фильме Ромма про Ленина, пространство было очень подробно разработано и переполнено фактурами, здесь оно зачищено. Всё больше белого цвета и чистых форм. Вместо подробной детализации декораций — пунктирность обстановки. Персонажи вписаны в эту чистую геометрию форм: в полукружья арок (очень характерная для фильма геометрическая форма).
Градус эксцентрики существования Ленина падает, а Сталин, который в первом фильме был скорее знаком присутствия Сталина, нежели действующим лицом, обрастает плотью и перестает молчать.

Конечно, это конъюнктурное кино. В 1939-м другое и нельзя было снять. Но сама территория мифотворчества, на которую заходит Ромм — опасна и напоминает идеологическое минное поле. Один неточный жест — и полетят головы. Творя образ Ленина на экране, Ромм не возводит ему памятник, он стремится очеловечить его, насколько это возможно — это своеобразная прививка против официоза. Готовясь к роли Ленина, Борис Щукин отсмотрел всю кинохронику с Лениным, досконально изучил записи его голоса и, по свидетельству Ромма, отлично его имитировал. Но это и страшно: Ленин на экране чрезвычайно обаятелен. И вот этот обаятельный человек, у которого на кухне молоко убегает, превращен в великомученика, балансирующего на грани жизни и смерти. Конечно, после такого декрет «О красном терроре» выглядит не просто закономерным, но даже оправданным. И это страшно.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera