Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
Поделиться
Актриса, режиссер, сценарист, педагог
Биография Александры Хохловой

Хохлова Александра Сергеевна

Актриса, режиссер, сценарист, педагог

Родилась в 4 октября 1897 г. в Берлине в интеллигентной русской семье. Детство прошло в Петербурге. Дед по отцу Сергей Петрович Боткин — знаменитый врач, ученый, общественный деятель, стоял у истоков женского медицинского образования, его именем названа больница в Санкт-Петербурге. Дед со стороны матери — Павел Михайлович Третьяков, коллекционер и меценат. Отец, Сергей Сергеевич Боткин — врач-терапевт, профессор Военно-медицинской академии в Петербурге, как и тесть был коллекционером, а также субсидировал журнал «Мир искусства». Сохранился акварельный портрет маленькой Шуры Боткиной с сестрой работы Валентина Серова (Русский музей).

Знакомство с «художественниками» началось с раннего детства. В Петербурге в гости к родителям Хохловой приезжали Станиславский, Лилина, Книппер, Москвин, Качалов.
В 1916 г. первый муж Хохловой — актер МХТ Константин Хохлов — пригласил ее изображать подругу героини в кинокартине «Шквал» (постановка режиссера Художественного театра Б. Сушкевича). После этого она стала сниматься на разных кинофабриках: в «Руси», у Ханжонкова и др.

После революции семью Хохловой ожидали тяжкие испытания в соответствии с законами нового времени: мать и обе сестры оказались в числе «лишенцев» — они не имели права голосовать, получать продовольственные карточки. После многочисленных уплотнений, в начале 1920-х гг. отняли и те две комнаты, что оставили после революции. Коллекция отца была национализирована и вошла в фонды Русского музея.

В 1919 г. Хохлова поступила в Первую государственную школу кинематографии (ныне ВГИК). Кулешов, вернувшись с фронта, поначалу посещал школу в качестве гостя. Вместе с ним туда ходили операторы хроники. Кулешов: «На уроках пластики они обратили мое внимание на высокую, очень ритмичную женщину в оранжевом хитоне, танцующую в хороводе юношей и девушек. Операторы прозвали ее за худобу „бомбейской чумой“. Это была Хохлова. А хитон был подарен Айседорой Дункан!»

В 1920 г. Кулешова зачисляют в штат киношколы, он начинает преподавать.

«1 мая 1920 года. Этот день остался в памяти на всю жизнь. [...] С этого дня мы с Хохловой работаем, живем, думаем, надеемся вместе» (Кулешов).

Из-за разногласий с руководством киношколы Кулешов, Хохлова, Пудовкин, Комаров, Барнет, Подобед, Фогель осенью 1922 г. решили работать как самостоятельный филиал Школы кинематографии. Они нашли приют в помещении бывшего театра «Зон», где ныне находится Концертный зал имени Чайковского, там же помещался Театр Вс. Мейерхольда. Этот отрезок времени — до конца 1926 г. — известен как период существования «коллектива Кулешова».
«В то время у нас не было ни метра пленки, из-за этого нам пришлось заниматься платоническими пробами — снимать наши этюды на фото. Мы показывали свои этюды и пантомимы на сцене, кто-то назвал их „Кино без пленки“».

Увидев Хохлову в одном из таких этюдов, немецкий журналист записал: «Актриса с совершенной мимикой. В белых шелковых, много раз штопанных чулках, с прежних времен сохранившимся гардеробом, она создала законченный образ одушевленной тени. Полная естественность, в зависимости от музыки, которую можно было бы назвать зависимостью музыки от нее [...] Великолепная игра глаз, неописуемая молниеносность взгляда».

В 1924-1926 гг. подряд выходят три шедевра Кулешова с Хохловой в главных ролях: «Необычайные приключения мистера Веста», «Луч смерти» и «По закону».

Во всех трех фильмах Хохлова играла «виртуозно, легко, целиком в духе кулешовской мастерской. Но особая прелесть игры заключалась все же не в чеканной ритмичности, для экрана чуть искусственной, не в секундно рассчитанной пластике, чуть нарочитой и слишком моторной. Прелесть была в редкостно оригинальном даровании актрисы, в какой-то чудной отстраненности всего облика Хохловой, щеголяй ее „графиня“ в драной кофте уголовницы нэповских лет или в огромной шляпе с колеблющимися страусовыми перьями, наверное еще от Пакэна. Удивительная какая-то худоба, почти неправдоподобная, идеальная грация, улыбка, высоко открывающая зубы, веселые светлые глаза и очарование того уродства, что выше красоты» (Н. Зоркая).

После выхода фильма «Ваша знакомая» (1927) и конфликта с 1-й фабрикой Госкино из-за непринятого сценария Маяковского «Как поживаете?», Кулешов переходит на студию «МежрабпомРусь». Здесь режиссер впервые сталкивается с требованием руководства не снимать Александру Хохлову, «некрасивую и худую».

Из письма Кулешова руководителю «Межрабпомфильма» Моисею Алейникову: «Разве это необходимо — снимать мармеладных, но бездарных красавиц? Разве эмоциональное лицо, осмысленное и выразительное не показательно для советской женщины?».
В статье «Как ни странно — о Хохловой», вышедшей одновременно с фильмом «По закону», Сергей Эйзенштейн предсказывает дальнейшую судьбу актрисы: «На актрису худсоветы смотрят глазами первобытных скотоводов. А власть „скреплять и рушить узы“ — власть жуткая и безапелляционная, экономическая — в их первобытных руках. Сокрушительным ударом падает их решающее veto и... второй год Хохлова сидит без работы. Второй год Кулешов не ставит картин. Роскошь поистине царская при убогости наших кадров настоящих мастеров, режиссеров и натурщиков. Хохлова — это, конечно, единственное в своем роде, быть может, стоящее серьезного упоминания актерское дарование на сегодня. Это — ставка на мастерство. И к тому — резко свое». Кулешов в книге «50 лет в кино» напишет, что, по его мнению, причиной запрета на съемку Хохловой была «нэпманская коммерческая психология».

Однако Хохлову не позволят снимать и дальше, когда не останется и следа ни от НЭПа, ни от «коммерческой психологии». Внучка актрисы, киновед Екатерина Хохлова, считает, что запрет был дан в устной форме, никаких документальных подтверждений этого «отлучения от съемок» в архивах до сих пор не обнаружено. Она же высказывает предположение, что причиной запрета было происхождение Хохловой и ее родственные связи: ее дядя, лейб-медик Евгений Боткин. «Не могла родная племянница человека, расстрелянного с царской семьей, который добровольно пошел с ней на смерть, хотя мог и уйти, — не могла она быть „лицом“ Страны Советов» (Е. Хохлова).

Можно, однако, предположить, что не только «биография» послужила причиной запрета, но и сам облик Хохловой, ее пластика, ее образ должны были вызывать неприятие и раздражение. Она была зримым воплощением эстетики и метода своего формалиста-мужа, слава которого тоже осталась в 1920-х гг., несмотря на статус классика, стоявшего у истоков великого советского кино. Даже в 1920-е гг. «раздражало, что Кулешов готовил для советского кино не „переживающих“ актеров, а людей с повышенным уровнем естественности и выразительности, которых он называл „натурщиками“» (В.Кузнецова), а уж в новой эпохе победившего соцреализма и режиссер, и его главная актриса были и неугодны, и неуместны.

В 1933 г. Хохлова сыграет свою последнюю большую роль у Кулешова, в «Великом утешителе»: «Пушистые волосы, как легкое облако, приколотый к белой кофточке черный бант, натюрморт: ножницы и черные нитки на обложке тоненькой книжки О’Генри. Девушка из универсального магазина, простенькая и восторженная душа, затерянная в огромном бездушном городе, в непроходимой пошлости. Перед звуковой аппаратурой Хохлова, прирожденная актриса немого кино, часто оказывалась беспомощной. Но образ в целом все же был точен и колоритен благодаря ее тонкому таланту и режиссерскому решению» (Н. Зоркая). Несмотря на то, что «Великий утешитель» был для Кулешова «последним авангардным фильмом, прорывом из кризиса» (Н. Клейман), несмотря на высокую оценку С. Эйзенштейна и других коллег по цеху, фильм был объявлен неудачей, его содержание — непонятным, форма — устаревшей.

Хохловой предложили режиссуру. «Дело с застежкой» (1929) — ее режиссерский дебют, сосватанный Виктором Шкловским. Публика хорошо приняла картину, и Хохлову пригласили в Ленинград на кинофабрику «Белгоскино». Здесь она сняла фильмы «Саша» (1930) и «Игрушки» (1931).

Во время войны эвакуировалась вместе с мужем в Сталинабад, где сняли «Клятву Тимура», документальный фильм «Мы с Урала» — о работе молодежи в тылу. В эвакуации продолжали преподавать — студентов ВГИКа присылали к ним в Сталинабад на практику.
После войны ее основная деятельность — преподавание во ВГИКе. Вместе с Кулешовым они ведут режиссерскую мастерскую, пишут статьи и книги о кино. Последнее появление на экране — эпизодическая роль в фильме «Скверный анекдот» 1966 г., фильм вышел через два года после ее смерти. Умерла 22 августа 1985 г. в Москве в Доме ветеранов кино.

Любовь Аркус. Биография Александры Хохловой. Портал «Чапаев». 15.12.2020

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera