Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Потихонечку, кадр за кадром
О реставрации «Прекрасной Люканиды»

До недавнего времени у российской мультипликации не было дня рождения. Было известно, что премьера первого русского мультфильма (он же первый в мире кукольный) «Прекрасная Люканида или Война усачей и рогачей» состоялась в 1912 году. Но когда именно?

Большинство исследователей считали, что показ «Люканиды» состоялся 26 апреля, такая дата была указана во многих книгах и справочниках. Только в марте 2012 года студентке киноведческого факультета ВГИКа Екатерине Диденко удалось установить верную дату — 26 марта или 8 апреля по новому стилю. Свое исследование Екатерина опубликовала 26 марта 2012 — спустя сто лет, русская мультипликация узнала, когда же она родилась.

«Вестник кинематографии» № 30. 1912

Что это был за фильм? Почти век «Прекрасную Люканиду» никто не видел, кроме нескольких архивистов-киноведов, копия хранилась в Госфильмофонде. В 2011 году историк кино Николай Изволов сделал киноведческое открытие: «Аннотация к фильму, опубликованная в журнале „Вестник кинематографии“, была непропорционально большой по сравнению с другими фильмами. Именно это наблюдение и послужило основой предположения, что фильм был „кинодекламацией“, и текст аннотации служил основой для декламаторов, озвучивавших его во время показа». Версия подтверждалась и тем, что в сохранившейся кинокопии не было титров. Результатом этого открытия стала восстановленная «звуковая» версия фильма, в которой действие сопровождалось закадровым комментарием. В феврале фильм был представлен на фестивале архивного кино «Белые столбы», в марте — на открытии фестиваля анимационного кино в Суздале, 8 апреля, через сто лет после премьеры — в Доме кино в Москве.

«Кине-Журнал» № 3. 8 февраля 1912

Николай Изволов (из выступления на показе в Доме кино в день столетия «Прекрасной Люканиды»)

Это была бомба, сенсация. В России зрители шли на «Люканиду» толпами. Они увидели на экране любовную драму, разыгранную не людьми, а жуками. Это было удивительно и необычно. Журналисты того времени на полном серьезе писали, что Старевичу удалось добиться блестящих успехов в дрессировке насекомых. Это стало неким рекламным трюком, который и приманивал людей в кинотеатры посмотреть на немые суетливые фигурки, движущиеся на сером фоне. Фильм демонстрировался во многих странах, включая США (по словам А.Ханжонкова, на студии которого был выпущен фильм, для проката за границей было отпечатано около ста копий — прим. ред.). Но после того как фильм сошел с экрана, его никто не видел. Посмотреть его полностью стало возможно только сейчас.

В том же 2012 году киновед и кинореставратор Николай Майоров осуществил второй этап реставрации фильма.

Николай Майоров

Когда Николай Изволов с актером Александром Негребой сделали это совершенно прекрасное озвучание, Владимир Юрьевич Дмитриев (тогда первый заместитель директора Госфильмофонда — прим. ред.) задал мне простой вопрос: «А нельзя ли что-нибудь сделать с фонами?» Копия, с которой делалась реконструкция фильма, была совершенно ужасная: фоны «гуляли» — были то блеклыми, то в расфокусе. У меня был опыт сборки «по костям» фильмов «Л’Хаем» (1910) и «Эстрадно-цирковой номер Патэ» (1910). Я сказал: «Давайте попробуем».

В Госфильмофонде хранился контратип фильма, который в свое время (наверное, в начале 2000-х) был куплен у Англии. Этот контратип был очень некачественный — непонятно какой по счету, но сто процентов не первый, и даже не второй. То есть был оригинальный негатив фильма, с него напечатали позитив, с этого позитива был сделан контратип (дубльнегатив), с него — еще один позитив, с позитива — контратип, потом позитив и, возможно, только затем появился тот контратип, который достался нам. Столько ступеней потери качества — повышается контрастность, пропадают детали, при том что разрешение кинопленки того времени было и так довольно низкое.

Слева — до реставрации, справа — после

 

 

Что было сделано? Отсканировали контратип. Затем бралась сцена, из разных кадриков выбирались наиболее выявленные элементы фона: на одном кадре в левом углу более четко прорисован кусок декораций, на другом — где-то посредине, на следующем — еще какая-то деталь. Просто берешь и переносишь, переносишь, переносишь, собираешь как пазл по кускам целиковый фон. И так по всему фильму.

Потом на этот фон при помощи масок переносился мультипликат — персонажи. Скажем, первый план во дворце: там стоит кресло, но все вокруг постоянно уходит в нерезкость, в блеклость и так далее. Тут просто подкладывался новый собранный фон и масочками покадрово выбирались те места, где движется персонаж. Так потихонечку, потихонечку, кадр за кадром. Это была первая часть работы, достаточно кропотливая.

Потом была вторая история. Выяснилось, что копия, которая была на диске у Николая Изволова, и то, что было в Госфильмофонде, достаточно сильно отличалось друг от друга по качеству — в некоторых случаях копия на диске была на порядок выше по разрешающим способностям. Хотя по царапинам и по выбоинам изображение на диске и контратип полностью совпадали, то есть имели в своем основании один и тот же первоисточник. В некоторых кусках на госфильмофондовском контратипе почти терялась детализация персонажей. В то же время на диске Изволова пропадал фон, но детализация персонажей была. Тогда пришла идея использовать фрагменты мультипликата с диска. Но диск был записан в телевизионном формате с подрезкой по краям со всех сторон. Поскольку мы имели дело уже с новыми собранными фонами, это было не критично. Изображение на диске было переведено из поточного в секвенцию, то есть в набор кадров, и они были отмасштабированы таким образом, чтобы персонажи, которые были на диске, полностью совпадали по размерам с теми, что были на кинопленке. Спасало еще то, что Старевич часто делал по два кадра на фазу, поэтому было проще выбрать более качественный и повторить его.

Самое сложное было сделать так, чтобы мультипликат не трясся по фону. Делалась стопроцентная стабилизация изображения — в некоторых случаях аппаратная, оптическая, а в некоторых — вручную: выставляешь первый кадр, векторные линейки, следующий кадр ставишь на него, подгоняешь изображение на просвет, возвращаешь в нормальное состояние, запоминаешь как новый файл и так дальше. Хотя это не всегда удавалось: на первых двух планах все-таки немножко видно, что фон гуляет на «швах» масок.

Еще я добавил титр с названием фильма — взял его с афиши, опубликованной в журнале «Вестник кинематографии» (№ 30 за 1912 год). Она была напечатана на зелено-голубой бумаге. На этой же афише есть кадр, которого нет в сохранившейся копии фильма — финал, где герои встречаются в загробном мире.

 

Все это заняло примерно полгода. Я прекрасно понимал, что работа трудная, тяжелая, но неблагодарная. Да, подняли фон, заменили нерезких персонажей, в двух или трех кадрах перевернули изображение, потому что на диске оно было неправильно, зеркально повернуто. Это удалось исправить. Но все равно нет никакого качества, потому что не было нормального негатива.

Существует ли негатив — неизвестно. Проходит время, что-то где-то всплывает. Была история, когда в Чехословакии нашли почти полный вариант «Мойдодыра» 1927 года, а в Госфильмофонде было всего десять секунд.

Утраченный финальный кадр фильма «Прекрасная Люканида»

Поскольку я провел с «Люканидой» не один день, я подозреваю, что, к сожалению почитателей таланта Старевича и вообще истории нашей мультипликации, оригинал фильма по качеству очень отличался от того, что до нас дошло. Опыт говорит о том, что когда мы имеем дело с хорошим негативом того времени (я сейчас работаю с цветной итальянской хроникой 1912 года), детализация может быть очень высокой. Судя по фильмам Старевича, которые сохранились в близких к оригиналу вариантах, он работал на хорошей аппаратуре, владел светописью, полутонами. Я бы с удовольствием посмотрел «Люканиду» в том виде, в котором ее сделал Старевич! Наверное, она где-то существует.

Высшие формы — «Прекрасная Люканида» Владислава Старевича. Текст и подготовка материала: Юрий Михайлин // Сеанс. 8 апреля. 2020

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera