Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Способность видеть и понимать
О мемуарах Алексея Баталова

В своей книге «Судьба и ремесло» Алексей Баталов, актер, режиссер, сценарист, предстал перед нами писателем-мемуаристом, мастером литературного портрета и искусствоведческой прозы. А в конце книги в виде полуприложения он предложил две заявки на сценарий и предуведомление к ним, позволяющие «любезному читателю» в какой-то мере заглянуть в творческую лабораторию автора, к истокам вызревания его замыслов.

Такой разнообразный, чтобы не сказать, пестрый, материал нуждается в четко прочерченном остове, в кардинальной мысли, которая стала бы для автора властительницей его дум. Перечтите название книги. Это и есть обозначение темы. Судьба и ремесло, то есть личность и профессионализм, интуиция и техника в жизни художника... Тот момент, когда «душа» и «работа» сливаются в едином понятии работы души.

Это отыгрывается буквально в каждом разделе: в благоговейном повествовании о встречах с Ахматовой и Паустовским, в небольших, но броских зарисовках Веры Марецкой или Марселя Марсо, в попытках отыскать как бы внутренний механизм замечательных открытий Иннокентия Смоктуновского или Сергея Урусевского.

И, конечно, в эмоциональном перечне первых впечатлений автора — от двора довоенного МХАТа, от плачущих людей по обе стороны рампы в тыловой, «пропахшей керосином» Бугульме, от гигантского, раскрывающегося на сцене апельсина в детском спектакле «Три апельсина» — юный рабочий сцены управлял им, прижавшись щекой к полу, за задником, и ликовал всем сердцем от оваций зала, хотя уже тогда учился понимать, что аплодисменты адресованы не ему одному. И это выношенное убеждение: «Сколь бы бедным или позолоченным, жалким или прославленным ни был театр, в его повседневной сценической жизни постоянно присутствует сила первоочередного чуда возрождения, та тайна самого лицедейства, которая легко вбирает в себя все, что было, и все, что еще может случиться на подмостках».

Слог А. Баталова нетороплив, весом, от долгого прикосновения к авторской руке он хранит ее тепло. Фраза бывает кружевной, по-барочному затейливой. В других местах вдруг пахнет какой-то благородной старомодностью, чуть не архаикой. Все это, как и обращение «ты, мой любезный читатель», от почтительности перед своим предметом размышлений, от боязни, как фальши, пошлости, современного говорка записных «киношников», вульгарного панибратства богемистых Актер-Актерычей. Как хочется прочесть еще и еще о Ромме, о Хейфице, о Донском... Ведь с каждым из них связана совместная долгая работа. Непростая, изнуряющая, когда человек распахивается весь, до конца! А. Баталов может привести смешную или парадоксальную подробность, но не с тем, чтобы отложить свой обычный масштаб и повести счет на бытовые миллиметры. Личность берется им как личность — своей внутренней формулой, а не ворсинками на отвороте пиджака. Ремесло понимается не набором приемов и навыков, не как служба, а как Служение тому лучшему, что есть в твоей душе.

В прекрасной главе, рассказывающей о Шукшине, есть такой абзац: «Талант — это не просто умение „прикинуться“, не только та невообразимая легкость, с которой человек может изобразить что-то или кого-то, но непременно еще и способность видеть, понимать, чувствовать окружающий мир как часть своей собственной жизни».

Лучшим доказательством этой мысли стала сама книга А. Баталова, задуманная на первый взгляд всего лишь как «собрание мгновений» одной актерской жизни.

Демин В. О том, что сердце сберегло // Советский экран. 1985. № 10.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera