Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
«Хуже той плёнки была только советская власть»
Андрей Смирнов об «Ангеле» и «Белорусском вокзале»

Ну, о нём много можно рассказать. Павел Лебешев с шестнадцати лет работал ассистентом на «Мосфильме», он — дитя «Мосфильма», его отец очень известный советский оператор, Тимофей Лебешев. Все, кто любит кино, знают довоенную комедию «Девушка с характером», снятую его отцом. Встретились и познакомились мы во ВГИКе, оба играли в баскетбольной сборной института. Лебешев установил мировой рекорд: он учился во ВГИКе, в общей сложности, лет тринадцать. Когда «Белорусский вокзал» выдвинули на Государственную премию, я поехал наводить порядок. Благодаря ещё живому декану операторского факультета Головне, великому оператору, который снимал «Мать» Пудовкина, мне удалось уладить проблему. Я сказал ему: «Что ж вы его позорите-то? Ему, того гляди, дадут Государственную премию (хотя я знал, что не дадут), а он диплом не может получить!» Короче говоря, мне пришлось сдать за него марксизм и ещё что-то, и он получил диплом.

Когда я решил снимать «Ангела» без искусственного света, я честно предупреждал приглашённых операторов: всё снимается на натуре, интерьер только живой, ни одного прибора в экспедицию не берём. На что операторы мне отвечали: «Вот ты сам и снимай!» Как-то мы сели выпивать с Лебешевым, и я ему говорю: «Слушай, может, тебя заберём? Только учти — без света!» На что Лебешев сказал фразу, которая потом стала легендарной: «Да хоть без плёнки!»

Мне казалось, что операторы привыкли страховаться и в тенях закладывают слишком много света, поэтому полной темноты и резкого контраста на экране не добиться. Так и было: мы сделали пробы здесь, под Питером, и они были неважного качества. Я перепугался, думаю — ошибся с оператором? Лебешев мялся, жутко перепугался. Но потом мы поехали снимать следующие пробы, и я увидел: похоже, похоже! Он работал только с отражателями, ловил свет. Придумывал очень интересные приёмы: экспозицию по тени, например. Если вы экспонируете плёнку по теневой части лица, то, соответственно, даже в пасмурную погоду у вас в свету выходят «разбелевания». Но зато в солнечную погоду получается замечательный контраст.

— Насколько известно, картину «Белорусский вокзал» Лебешев считал неудачной работой?

Это была наша последняя совместная работа. Конечно, она снята плохо, и Лебешев стыдился этой картины, никогда её не называл в числе других, но у этой неудачи были объективные причины. Дело в том, что «Белорусский вокзал» задумывался как чёрно-белая картина с обычным форматом экрана, но начальство навязало нам широкий экран и цвет. «Кодак» нам тогда не давали, была экспериментальная советская плёнка — ЛН-7 и ЛН-8. Так вот, хуже той плёнки была только советская власть. Очень трудно было снимать сцены с детьми — детей по трудовому законодательству нельзя было снимать больше четырёх часов. А у нас что ни дубль, то брак плёнки. После третьего раза заставить актёров работать на полную катушку невозможно! Это была настоящая пытка.

Андрей Смирнов: Хуже той плёнки была только советская власть // Сеанс. 14 ноября. 2011.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera