Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
«У меня остался тот же характер»
Интервью 1968 года

—     Вы довольны тем, что сделали в кино?

—      У меня остался тот же характер, что был, когда я снималась. Тогда мне казалось, что сегодня я сделала бы все иначе, чем вчера. Теперь, ви­дя себя на экране, я нахожу так мно­го просчетов, что хочу все пере­снять заново.

Но дело не только в этом. Моя внешность — структура лица, маленький рост — определила амплуа: всю жизнь я играла девчонок-подростков. Был успех, очень большой. Те­перь признаюсь: я всегда мечтала о роли женщины своего возраста. Тосковала по «Норе», «Пигмалиону», но была обречена на «вечную моло­дость» на экране. Только раз мне показалось, что я вырвалась из амплуа травести. Евгений Шварц, мой любимый драматург, написал для меня роль в сценарии «Повесть о молодых супругах». Но съемки пре­рвала война... Когда я играла Золуш­ку, мне было 37 лет, а героиня бы­ла ровесницей моей дочери.

—     Какой по счету вашей картиной была «Золушка»?

—       Тридцать пятой.

—      А первой?

—         «Мишка против Юденича» Г. Ко­зинцева и Л. Трауберга. У меня бы­ла эпизодическая роль Мальчишки. Было это в 1925 году. Когда я уви­дела себя на экране, то была увере­на, что ничего не вышло. Возвраща­лась с просмотра домой в трамвае и плакала. Кондуктор спросил:       «У вас кто-то умер?» Вернуться в кино заставил Г. Козинцев — я до сих пор благодарна ему.

Кадр из фильма «Золушка». Режиссеры: Надежда Кошеверова, Михаил Шапиро. 1947

—       А как вы пришли в кино?

—         Я росла в семье цирковых артистов, которую возглавлял мой отец Жозеф-Болеслав Жеймо. Детст­во прошло в фургоне, на колесах: мы ездили со странствующим цир­ком по Уралу и Сибири. На афишах значилось: «5 — Жеймо — 5». В 1912 году в Тобольске афишу исправи­ли нас стало 6. Меня вывели на

арену, и я била в привязанный к по­ясу турецкий барабан. Мне было то­гда 2 года и 8 месяцев. В 4 года я уже исполняла сольный танец, в 5 — плясала на скачущей лошади. Трина­дцать лет я была на арене — наезд­ницей, гимнасткой, балериной, по­летчиком, музыкальным эксцентри­ком. В феврале 1925 года, когда мы выступали в Ленинграде, клоун Жорж привел меня в «Фабрику эксцентрического актера» — ФЭКС. Мне было 15 лет, а руководителю ФЭКСа, нашему учителю Григорию Михайло­вичу Козинцеву, — 19. Со мной учи­лись С. Герасимов, А. Костричкин, П. Соболевский, позже пришли О. Жаков, Е. Кузьмина... Окончила я киномасторскую в 1929-м... <…>

Я люблю все свои детские ро­ли, но меня никогда не оставляла надежда сыграть роль «взрослую», — говорит Янина Жеймо. — И мне это удалось. Перестав сниматься, я заня­лась дубляжем. Вот когда я стала по-настоящему счастлива! В дубляже не имели значения мои внешние данные, здесь главное — психология. Искусство дубляжа увлекло меня, оно помогло мне испытать то, чего я бы­ла лишена на экране. В одном филь­ме я дублировала сразу четыре ро­ли: девочки, девушки, взрослой жен­щины и старухи, — сама не подозре­вала, что у меня такой диапазон го­лоса. <…>

Кадр из фильма «У стен Малапаги». Режиссер: Надежда Рене Клеман. 1949

—      А что вы делаете сейчас?

—       Пишу мемуары. Я привыкла к людям, к шуму. Не терплю одиноче­ства. Нахожу уютное варшавское ка­фе, сажусь там, с утра и до обеда пишу. Мои родители были варшавя­не, муж тоже поляк. В 1957 году я вместе с ним переехала в Варшаву. Но осталась советской гражданкой. Советский Союз — моя Родина, и воспоминания, которые я пишу, по­священы советскому искусству, лю­дям, с которыми я встречалась и ра­ботала.

—     А польские режиссеры не пред­лагали вам сниматься?

—       Предлагали. Но каждый раз из этого ничего не выходило — мне не нравились сценарии.

Долинский М., Черток С.  Наш корреспондент в гостях у Янины Жеймо // Советский экран.1968. № 14

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera