Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Татьяна Самойлова в «Летят журавли»
«Невообразима в роли счастливицы»

<…> Да, получился фильм странный, причудливый, кентавр мягкой душевности и слепящей резкости. И воплощением этой его странности явилась главная героиня, вставшая рядом с баталовским Борисом.

Рядом с обыкновенным парнем — необыкновенная, некрасивая, неловкая, загадочная, вздорная и бездонная женская натура.

Каким чутьем уловил Калатозов в Татьяне Самойловой эту странную и столь символичную для его фильма инди­видуальность?

Самойловой в тот момент было 23 года. Подобно Ба­талову, она вышла из артистической семьи и училась в Щукинском училище, но не имела столь счастливых дан­ных для легкой сценической карьеры. Вообще не известно, как она стала бы артисткой: ее не брали за «специ­фическую внешность»; она вечно шла по разряду «неоп­ределенных»: слишком тяжела для комедии и слишком легка для драмы; «асимметричное и странноватое» лицо Самойловой не подходило ни под классический тип кра­соты, ни под милый типаж субретки, нужна была совер­шенно новая и неповторимая сюжетная ситуация, чтобы выплеснулась скрытая в этом характере духовная сила.

Калатозов угадал это мгновенье и эту ситуацию.

Роль Вероники подчинила себе всю дальнейшую арти­стическую судьбу Самойловой. Речь идет даже не о ливне международных премий и наград, обрушившихся на ее голову, но прежде всего о той глубокой родствен­ности, какая обнаружилась между ее героиней и состоя­нием миллионов людей; душевной энергии, которая вы­свободилась при этом взрыве, хватило еще на целую роль, и три года спустя Самойлова еще раз пережила трагедию Вероники, но уже на условном сюжете, в «Неотправленном письме». На этот раз, кажется, исчерпав открытый ею характер.

Неуспех последующих появлений на экране (исключе­ние — «Неотправленное письмо», но об этом ниже) имеет ту же основу, что и успех Самойловой в «Журавлях». Ее лицо неповторимо. Оно необычно, неправильно, оно не типажно и, соответственно, не поддается тиражирова­нию. Оно противоречиво. В нем есть что-то простодушно­наивное, какая-то неискушенная естественность: беличий разрез глаз над скулами (Белка — так зовут героиню) и живость беззащитного существа (продолжите линию этой беззащитной естественности в сферу типажности и вы получите один из самых влиятельных типажей пяти­десятых-шестидесятых годов мирового кино — резвя­щуюся капризную зверушку, Бриджит Бардо). В облике Самойловой эта естественная, зверушечья живость была лишь первым приближением к характеру. Там, внутри, живость эта замирала в мучительном, меланхолическом оцепенении, там контуры терялись, там могла быть безд­на, бездна духовности или бездна страсти, там начи­налось то самое глубоко личное, неповторимое, индивидуальное бытие, которое и приковывало ваш взгляд к лицу Самойловой. Эта женщина была бы нево­образима в роли счастливицы — ее странное лицо ука­зывало на особый склад души, словно созданной для испытания на излом.

Калатозов почувствовал и это.

Самойлова соединила фильм воедино, стала его центром и средоточием. Если в Баталове выявилась розовская душевная пластика, а Урусевский воплотил на экране неистовую страстность Калатозова — то Самойло­ва синтезировала два эти начала, в ее причудливой на­туре выявилось и отпечаталось их болезненное столкновение. Столкновение мягкости и жестокости, душевной обаятельности и нечеловеческого напряжения сил, эле­ментарной человечности и ломающей все логики войны — было главным открытием фильма.

Аннинский Л. Зеркало экрана. — Мн. 1977.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera