Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
Таймлайн
19122019
0 материалов
Знакомство с Роммом
Об учебе во ВГИКе и первом столкновении с цензурой

«Литературная газета»: Ваш отец автор знаменитой книги «Брестская крепость». Какова его роль в вашем становлении в профессии?

Андрей Смирнов: Я с малолетства собирался в артисты, но отец сказал, что уж если идти, то не в актеры, а в режиссеры, и не в театр, а в кино. Я послушался и, не имея никакого понятия о кинематографе, подал документы во ВГИК и, к собственному великому удивлению и удивлению отца, был принят.

«Литературная газета»: Вы учились у Михаила Ромма, автора фильма «Обыкновенный фашизм» и ряда других замечательных картин. Он сильно на вас повлиял?

А. С.: «Обыкновенный фашизм» вышел позднее, в 1966 году. Но «повлиял» — слово слабое и неточное. Не случись этой величайшей удачи — знакомства и общения с Роммом, — я был бы другим человеком. Сергей Апполинариевич Герасимов преподавал во ВГИКе лет сорок и выпустил превеликое множество советских актеров и режиссеров. У Ромма же было всего два курса, а третий он набрал и умер. Из первого его выбора вышли Тарковский, Шукшин, Митта. Из второго — Кончаловский, Трегубович, ваш покорный слуга. На третьем, который он не успел выпустить, были Абдарашитов и Соловьев.

«Литературная газета»: А с кем-нибудь из сокурсников вы дружили?

А. С.: Мы были многие годы близки с покойным Трегубовичем, с греком Антоном Воязосом, временами — с Андроном Кончаловским. Мне было 17 лет, все остальные были порядком старше, и, конечно, как в армии, старшие часто надо мной подшучивали. Атмосфера была хорошая, творческая. Ближе всего я был с режиссером Борисом Яшиным. Мы с ним вместе сделали три картины.

«Литературная газета»: А когда начались ваши первые столкновения с цензурой?

А. С.: Мы сделали на третьем курсе учебную работу, короткометражную картину по рассказы уехавшего впоследствии в Англию Анатолия Кузнецова «Юрка, бесштанная команда». Нас было четыре режиссера, а главную роль играл Вася Шукшин. Зиновий Гердт там тоже играл. И именно тогда я впервые в жизни услышал слова зам. директора института: «Ну что вы сняли? По помойкам ходите… Негативный образ советской действительности, все время какие-то неустроенные судьбы». И эти же самые слова я слышал всю свою дальнейшую жизнь на каждом худсовете, посвященной всякой моей новой картине.

Цензура началась во ВГИКе, она входила в процесс обучения. Начальство было довольно, если ты снял красивые картинки под лирическую музыку, беготню влюбленных по лесу, девушку в газовом шарфике, развевающемся на ветру. Стоило прикоснуться к реальной действительности — что во ВГИКе, что на Мосфильме, — реакция была та же.

Смирнов А. «Белорусский вокзал» закрывали четырежды // Литературная газета. 2005. 27 апреля.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera