Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Республика на Марсе
Воспоминания о работе над фильмом «Аэлита»

А.ФАЙКО. В кино я пришел как начинающий драматург. Было это в 1923 году. Как-то после читки только что написанной мною пьесы «Озеро Люль» ко мне подошел известный театральный критик Николай Ефимович Эфрос и неожиданно сказал: «Вы нам нужны...» И предложил мне попробовать свои силы в кино. А надо заметить, что сам Эфрос, большой поклонник Художественного театра, был горячо влюблен в кинематограф. Вместе с М. Алейниковым, Ю. Желябужским, А. Саниным он входил в правление «Межрабпом-Руси», возглавлял там литературную часть, был душой коллектива, и к нему отовсюду стекались талантливые люди...

И. ИЛЬИНСКИЙ. А находилась «Русь», как вы помните, на том месте, где сейчас стадион «Динамо». Я до сих пор помню этот адрес: «Верхняя Масловка, 55». Там, в Петровском парке, среди дач, стоял стеклянный павильон...

А. ФАЙКО. <...> И вот Эфрос предложил мне написать для Протазанова сценарий по мотивам исторического романа А. К. Толстого «Князь Серебряный».

Но, вернувшись из-за границы, Протазанов окунулся в новую для него советскую действительность и каким-то чутьем, будучи умным человеком, понял, что начинать надо не с далекой истории, не с XVI века...

Москва в те дни зачитывалась фантастическим романом Алексея Николаевича Толстого, у всех на устах было таинственное имя «Аэлита». И студия «Русь» решила немедленно ее экранизировать. Был объявлен конкурс на лучшую сценарную разработку, из восьми представленных сценариев приняли тот, который написал я вместе с Федором Оцепом...

Ю. СОЛНЦЕВА. Но все-таки, по-моему, это не была экранизация...

А. ФАЙКО. Разумеется. Скорее, вольная импровизация на тему Алексея Толстого, продиктованная желанием Протазанова как можно полнее показать быт, нравы, характеры Советской России того времени. Работали мы дружно, но крайне напряженно. Яков Александрович хотел, чтобы действие строилось на контрастах, на резком противопоставлении двух миров — старого и нового. Это есть и у Толстого, но режиссер, предлагая свои варианты, добивался все большей занимательности, хотел, чтобы увлекательная интрига насыщалась динамикой, действием, движением. И чтобы добиться всего этого, то есть превратить сюжет из чисто литературного в «кинематографический», нам пришлось основательно поработать — изменить характер «марсианской» части, ввести новые эпизоды, новых действующих лиц. Разумеется, не обошлось без известных потерь. Мы, вообще-то говоря, проявили тогда неслыханную дерзость, отважились на острую операцию — оправдать нас могла только наша молодость!

Однако, как говорят, нет худа без добра. Мы, скажем, ввели не существующий в романе персонаж — сыщика Кравцова. Плохо это или хорошо? Прежде чем ответить, вспомните, что благодаря именно ему впервые появился на экране... Игорь Владимирович Ильинский.

И. ИЛЬИНСКИЙ. Ну, дело прошлое... Только слишком уж много в этой роли было сумбурного, хаотичного, надуманного. Вы, вероятно, со мной не согласитесь... но я имел счастье работать с Протазановым и на других картинах.

Ю. ЗАВАДСКИЙ. Я очень люблю его комедию «Праздник святого Йоргена». Трудно поверить, что она сделана сорок с лишним лет назад. В ней чувствуется крепкая режиссерская рука, увлеченность актеров и такая заразительная игра Игоря Владимировича...

И. ИЛЬИНСКИЙ ... Это были счастливые и радостные дни в моей жизни! Редко можно встретить другого режиссера, который обладал бы таким ясным оптимизмом, бодростью и, я бы сказал, утренней свежестью в своем творчестве. Конечно, и перед ним возникали сложности, бывали задержки, неполадки, но он, несмотря ни на что и как никто другой, умел создавать во время работы атмосферу какой-то легкости, оставаясь при этом всегда очень требовательным.

<...>

Республика на Марсе // Советский экран. 1974. № 20. С. 18–19.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera