Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Несоветский
Антон Долин об Алексее Баталове

Выходец из «неслучайной», а по советским понятиям, подлинно аристократической, мхатовской семьи, Алексей Владимирович Баталов получил прививку порядочности с детства, от родителей: знаменитой театральной пары — Нины Ольшевской и Владимира Баталова. Первые годы жизни он провел в маленькой квартирке во дворе МХАТа (как добавлял сам, «буквально лежал на декорациях»), потом уже переселился в квартиру своего отчима, следующего мужа Ольшевской — писателя Виктора Ардова. Там ребенком и юношей Алексей Баталов встречался с Анной Ахматовой, Михаилом Зощенко, Борисом Пастернаком; соседней по дому была квартира Мандельштама.

По театральным стопам родителей Баталов пошел, но не до конца. В 1950-м он окончил Школу-студию МХАТ, в 1953-м вошел в его труппу (пройдя военную службу в Театре Советской Армии), но скоро стало очевидно, что призвание — кинематограф. В какой-то момент Баталов заметил, что одновременно во МХАТе работают девять его близких родственников. Однако именно ему было суждено стать первым сознательно оставившим сцену.

Впрочем, судьба Баталова в кино началась еще до того, как окончилась студенческая жизнь. Его дебют пришелся на 1943 год, когда он сыграл мальчика Лешу в фильме «Зоя». Лишь десять лет спустя случился фильм, моментально выдвинувший Баталова в авангард нового поколения актеров послесталинской эпохи — «Большая семья» (1954). Роль рабочего Алексея Журбина в этой картине Иосифа Хейфица положила начало, во-первых, череде близких по социальному облику образов, воплощенных Баталовым за полвека жизни в кино, а во-вторых, сотрудничеству именитого постановщика с молодым артистом. Вместе они создали как минимум четыре фильма, по которым можно проследить за процессом раскрепощения общества (и искусства в первую очередь) в период так называемой оттепели: кроме «Большой семьи» это «Дело Румянцева» (1955), «Дорогой мой человек» (1958) и «Дама с собачкой» (1960).

Они и превратили Алексея Баталова в «лицо своего времени», потому что «героем времени» его назвать невозможно: слишком разными были воплощенные им на экране персонажи. Но образ, лицо оставались неизменными, баталовскими, невероятно убедительными и наполненными столь несоветским, лишенным казенности и напыщенности зарядом вдохновенной актерской энергии. Способствовали этому и еще два, помимо хейфицовских, фильма: трагические «Летят журавли» (1957) Михаила Калатозова и легендарные «Девять дней одного года» (1961) Михаила Ромма.

С начала 60-х статус актера-символа не покидал Баталова даже в менее удачных или не столь известных работах. Недаром ему удалось и двадцать лет спустя вернуть себе звание всенародного любимца и даже — как кощунственно бы это ни звучало —своеобразного секс-символа в «Москва слезам не верит» (1979) Владимира Меньшова.

Мы справедливо считаем феномен Баталова своим национальным достоянием.

Но случайность ли, что он сыграл главные мужские роли в двух самых «конвертируемых» и уважаемых за рубежом советских фильмах второй половины XX века — Бориса в «Летят журавли» (единственная российская «Золотая пальмовая ветвь» в Каннах) и Гоши в «Москва слезам не верит» («Оскар» и успех в прокате США)?

Алексей Баталов удивительно разнопланов в кино. Он с равной степенью убеждения способен сыграть романтического героя: советского солдата («Летят журавли»), или декабриста («Звезда пленительного счастья», 1975), или обаятельного простака («Москва слезам не верит»), или рефлексирующего интеллигента («Дама с собачкой», «Бег»). И всегда, как практически неоспоримое правило, это будет герой положительный, хотя и не суконный, не выспренний, не титанический.

Баталов и в жизни вполне героичен: подчеркнуто скромен и небросок поддерживаемый им образ жизни, лишены показухи любые публичные выступления. Как подлинный герой, он куда шире, чем любые представления о нем. Так, многих удивило, когда в тридцать один год любимый артист вдруг оказался вдумчивым, умным, нетривиальным режиссером, снявшим впоследствии всего три фильма (все три — экранизации: «Шинель», 1959, «Три толстяка», 1966, «Игрок», 1972) И ухитрившимся уже в дебюте открыть публике великого актера — Ролана Быкова.

Как истинный герой, Баталов всю жизнь ведет свое негромкое, скрытое от любопытных взглядов сражение за соблюдение достоинства и порядочности как в биографии, так и в искусстве. Сражение, которое на сегодняшний день есть все основания посчитать выигранным.

Долин А. Баталия выиграна // Газета. 2003. 20 ноября

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera